Юрий Коргунюк: По ту сторону партийной системы

О метаморфозах политических партий и их возможном будущем в России рассказывает доктор политических наук, председатель ИК РАПН по сравнительному изучению партийных и избирательных систем, заведующий отделом политологии фонда «ИНДЕМ» Юрий Коргунюк.

Партии не существуют вне политического режима. В зависимости от того, какой сложился в стране режим, они встраиваются в него. Бессмысленны споры о том, что можно называть партиями, а что нет. Если партия назвала себя партией, значит, она ей является. Бессмысленно сравнивать американскую и зимбабвийскую партии. Между ними нет ничего общего. Европейские учебники политологии, как правило, вообще исключают американские партии из рассмотрения, поскольку это вообще отдельная история. И подобных случаев масса. Партии кардинально отличаются лишь потому, что все они научились приспосабливаться к условиям существующего политического режима.

Когда-то дельфин был земным млекопитающим, и, судя по всему, у него были лапы и хвост земного млекопитающего, потом он переселился в воду и стал похож на рыбу. Так же и с нашими партиями. Они научились приспосабливаться к условиям среды. Те партии, которые не смогли приспособиться, просто исчезли, другие — «потеряли лапы», но дожили до нашего времени.

В России партии никогда не были сильными. Они всегда не могли преодолеть последний барьер — взять под контроль исполнительную власть. Этого не было ни в 1990-е годы, ни в 2000-е, когда, наоборот, исполнительная власть подмяла под себя и законодательную власть, и партийную систему. Если бы не было пропорциональной избирательной системы во время выборов в Госдуму РФ, то не факт, что они смогли бы контролировать парламент. Можно вспомнить, что на выборах в региональные собрания в 1990-е годы у нас была мажоритарная избирательная система, и там практически не было партий, а депутаты представляли различные группы влияния.

С макросоциологической точки зрения партии создавались как инструмент, с помощью которого общество может контролировать власть. Партии нужны, чтобы парламент мог противостоять исполнительной власти, которая и так хорошо иерархически сплочена, поэтому ей не нужны никакие объединения. Самая главная проблема российских партий как раз таки заключается в том, что они неспособны ничего контролировать, иногда даже самих себя. Таковы российские партии, существующие в данной политической системе, у них, как у того дельфина, «лапы превратились в ласты». Они приспособились к существующему режиму и так и живут, как могут.

Трудно сказать, какими партии будут в будущем. Но я надеюсь, что рано или поздно наше общество созреет до того, чтобы смотреть на власть не как сейчас — снизу вверх. Это в США вы можете услышать от гражданина фразу: «За что я плачу свои налоги», в России такого нет. В нашей стране власть — это всегда барин, отец, к которому нужно подбежать и ручку поцеловать, сказав «дай мне, а не соседу». Когда у нас изменится отношение общества к власти, тогда у нас изменятся и партии.

Рано или поздно партии станут инструментом общественного давления на власть, а не наоборот — инструментом, с помощью которого власть контролирует общество. А какая при этом будет организационная форма, то это не так важно. Тем более что она сейчас везде меняется. Если раньше были массовые партии, выстроенные наподобие армий, то они соответствующе вели друг с другом войны. Эта ситуация ушла в прошлое, сейчас партии — это скорее вольные ассоциации, напоминающие брокеров, которые не имеют собственных капиталов и торгуют по заявкам.

Я противник отдельного партийного законодательства и предоставления партиям каких-либо привилегий в участии в политической жизни. Наблюдая за этим, как зритель за спектаклем, я вижу, что ни к чему хорошему это не приводит.

Наша власть затеяла так называемую партийную реформу в начале 2000-х годов исключительно с одной целью — подмять под себя политические процессы (вначале партии, потом парламент, а затем превратило всю нашу политическую жизнь в декорацию). Рано или поздно эта политическая система изменится, но эта смена пройдёт не безболезненно. Когда это произойдёт, то вся существующая законодательная система будет демонтирована — законы о партиях отменят, а к выборам будут допускать практически всех, вводя разумные ограничения. При этом мы в любом случае будем что-то заимствовать со стороны, какие-то положительные институты, поскольку это уже готовые решения и алгоритмы.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости