Фролов: Мы готовы к любым выборам в любое время

На государевой службе Алексей Фролов недолго, но уже успел выполнить ряд сложных задач, поставленных перед ним губернатором. Конечно, прежде всего речь — о новом законе о местном самоуправлении, который отменяет прямые выборы глав. А что делать с возмущением общественности? Был ли хоть один шанс оставить населению право выбирать руководителей и что грозит уже действующим главам, чей срок полномочий не совпадает со сроком полномочий думы? Готовится ли администрация к досрочным выборам губернатора? По чьей воле на самом деле регион захлестнули медийные скандалы? Какие неожиданности могут подкарауливать некоторых нынешних депутатов Пермской городской думы и о чём мечтает сам Алексей Фролов — рассказал руководителем администрации губернатора Пермского края в интервью «Пермской трибуне».

— Алексей Владимирович, недавно в Пермском крае был принят закон о местном самоуправлении, который отменяет прямые выборы глав. Общественники выступили с обращением к губернатору, в котором попросили не подписывать этот закон. Судя по вашим комментариям в СМИ, это уже бесполезно?

— Есть хорошая русская поговорка: «После драки кулаками не машут». Закон принят в двух чтениях, большинство депутатов за него проголосовали. Поэтому комментировать закон сегодня бессмысленно. Я думаю, сегодня мы все должны думать о том, как мы будем его реализовывать. Дело в том, что в некоторых муниципалитетах полномочия представительного органа власти не стыкуются с полномочиями главы исполнительной власти. Например, в Березниках в сентябре 2015 года должны выбрать как депутатов городской думы, так и главу города из числа депутатов по новому закону. Всё сходится по срокам, всё ясно, и никаких дополнительных нормативных актов не требуется. А вот в Краснокамском районе на будущий год избираются депутаты, но при этом полномочия действующего главы должны длиться ещё два года. С этими юридическими коллизиями нам придётся разбираться в индивидуальном порядке. Будем встречаться с главами, обсуждать, чтобы принятый закон о местном самоуправлении мог реализовываться на всей территории Пермского края.

— Вы станете глав убеждать сложить полномочия раньше срока?

— Я думаю, главы сами разберутся. Я точно не буду настаивать на том, чтобы кто-то сложил с себя полномочия. Другой вопрос, что после проведённых консультаций, как с главами, так и с депутатами, если кто-то захочет это сделать — то пожалуйста, только это будет инициатива с мест, а не директива из администрации губернатора.

— И всё-таки, мнение общественности, которая против отказа от прямых выборов, существует. Его же нельзя игнорировать.

— У нас есть несколько групп, которые периодически поднимают тему возвращения прямых выборов мэров, но они не отражают мнение большинства населения края. А что касается мнения простого народа, то, согласно опросам, для него не важно, каким способом будет избран глава, главное, чего хотят люди, это чтобы власть навела порядок.

— Правильно, и, пожалуй, люди очень этого хотят. Вот, например, житель одного из районов, желая наведения порядка, обратился к главе района, а он ответа не дал. Тогда гражданин пошёл в суд, и судья обязал этого главу дать гражданину ответ. Недавно я разговаривала с этим главой, активно лоббировавшим новый закон о МСУ, и он мне сказал, что будет обжаловать решение суда, потому что «судья не разбирается, что такое сити-менеджер, а что такое глава и кто должен давать ответ». Вот и вопрос: если судья не разбирается, то в чём разберётся простой гражданин? И вы полагаете, что в такой ситуации запрос общества на порядок будет удовлетворён?

— Я думаю, что всё зависит от человека. Не важно, кому было адресовано обращение гражданина — главе или сити-менеджеру, на него нужно ответить, невзирая, чья это компетенция. Я вот на все письма отвечаю, не важно, кому оно должно быть адресовано по полномочиям. Если оно написано на моё имя, то я и даю ответ. Просто совесть иметь надо.

— Вы полагаете, что при нынешнем уровне коррупции можно полагаться на совесть чиновника?

— Вы говорите общими фразами. Есть конкретные примеры коррупции — тогда скажите. У меня 130 человек в подчинении, и если кто-то совершит что-либо подобное, то будет уволен без всякого сожаления!

— Возвращаюсь к закону о МСУ. Вы сказали, что «после драки кулаками не машут». А была у депутатов такая возможность «помахать кулаками»: пообсуждать, повозмущаться, предложить альтернативу, чтобы не лишать население прямых выборов глав?

— Вы, наверное, обратили внимание, что уже довольно продолжительное время пленарные заседания проходят в конструктивном спокойном режиме. Это говорит о том, что мы проводим большую подготовительную работу. Массу встреч, консультаций — для того чтобы отрегулировать те или иные вопросы. Например, один из основных вопросов декабрьской повестки заксобрания — это принятие бюджета во втором чтении. 25 ноября на рабочей группе нам не удалось согласовать спорные моменты с депутатами. Вопросы остались. Мы приняли волевое решение, что встретимся ещё 27-го числа для того, чтобы найти пути решения по конкретным поправкам и принять сбалансированный бюджет.

— Всё происходит без возмущений и демаршей депутатов?

— А зачем? Сегодня это не нужно, у всех заинтересованных сторон есть нормальное человеческое желание находить общий язык друг с другом, договариваться по спорным моментам. Вот и всё.

— Хорошая фраза «договариваться», но она в большей степени присуща бизнесу, но не госуправлению.

— Что такое договор? Вы говорите про разные ветви власти. Безусловно, в какой-то момент кто-то кому-то идёт на уступки.

— Даже если это будет в ущерб населению?

— Злые вопросы. Провокационные. На сегодняшний день — да, мы секвестируем бюджет. Да, мы отказались от ряда социальных выплат. В ущерб это населению? Да. Но мы живём в реалиях, которые диктуют такие меры. Другого варианта нет.

— Так оппозиции сегодня нет в Законодательном собрании?

— Нет, я считаю, что её и раньше не было. Я считаю, что мы изменили подходы, пошли навстречу друг другу и получили результат. Сегодня у нас с Законодательным собранием — общественный договор согласия.

— Каким способом удалось заключить этот договор согласия?

— Многократно встречаюсь с депутатами. Кого-то прошу, кого-то убеждаю, где-то иду на уступки. Применяю весь арсенал средств. Мне сложно описывать этот процесс словами, лично мне он понятен досконально, и в жизни происходит постоянно: на улице, на работе, дома, в семье…

— Поговорим о вашем коллективе. Вы сказали, что у вас в подчинении 130 человек и, если вам станет известно о ком-нибудь что-то нелицеприятное, то вы, не жалея, с ним расстанетесь. Действительно ли вы сегодня имеете возможность уволить любого из ваших подчинённых?

— Имею такую возможность. Да, кого-то можно уволить. Но я задаю себе вопрос: а нужно ли это делать? Считаю, что человеку всегда нужно дать шанс исправиться. Шашкой махать — дело нехитрое. Например, я не раз разговаривал с главой Кудымкара Анатолием Голубковым (в апреле этого года гордума Кудымкара по представлению губернатора Виктора Басаргина отправила его в отставку за нарушение норм антикоррупционного законодательства, выразившееся в предоставлении одного из подрядов по строительству водопровода своему зятю — прим. авт.), предлагал ему варианты решения проблемы, подумать, изменить отношение. Но человек не понимает. Пришлось принимать такое решение. Не потому, что я самодур, а потому, что факты — вещь упрямая.

— По итогам осенних выборов в муниципалитетах вы высказывались о том, что внутри администрации будут сделаны оргвыводы и кто-то лишится должностей. Этого не было…

— Я думаю, они будут, в том числе и изменения в штатной структуре.

— Чем это вызвано?

— Меня не устраивает, как организована работа по определенным направлениям. Я считаю, что эта работа должна строиться по совершенно другим принципам.

— Ваша деятельность сопровождается пропагандой. И кто бы что там ни говорил — нужно платить деньги за информирование населения, не нужно — это было, есть и всегда будет в вашей деятельности, потому что вам необходимо быть понятыми и принятыми населением. Поэтому один из важнейших — это именно информационный блок вашей администрации. И впервые в истории он отдан в непосредственное подчинение не главе, а его заместителю. Означает ли это, что ваше влияние как руководителя на эту сферу минимально. Это так?

— Я с улыбкой воспринимаю данное суждение. Более того, общаясь с рядом известных журналистов, представляющих разные издания, услышал такую новость, что мне якобы вообще запрещено появляться в публичном пространстве, запрещено встречаться с журналистами и главными редакторами. Это неправда.

Известно, что департамент информационной политики сегодня возглавляет мой заместитель Кирилл Игоревич Маркевич. Безусловно, у него есть своё видение того, как должен работать информационный департамент. Но с точки зрения общей работы он встроен в одну систему координат, и ему из этой системы не выйти. Когда он был вне системы, то он мог делать, что хотел, а теперь нет. Сегодня педалируется тема о том, что между нами конфликт. Нет между нами конфликта. Я — начальник, он — мой подчинённый, и только так выстраиваются наши отношения, а никак иначе.

— То есть в этой системе координат задачи ему ставите вы?

— Да. Губернатор и я.

— Хорошо. Тогда можно ли считать, что задачу объединения информационной политики Законодательного собрания, администрации губернатора, городской думы и администрации Перми поставили своему подчинённому вы?

— Хочу вам сказать, что когда я был ещё заместителем руководителя администрации — тогда Дмитрия Ивановича Самойлова, то именно я пришёл к нему с тезисом о том, что идеологически необходимо объединять деятельность всех пресс-служб органов власти. Чтобы у всех у них был один центр принятия решений, чтобы решение принималось в каком-то одном кабинете. А то пока у нас — кто в лес, кто по дрова.

— Это решение может быть правомочным?

— Открою вам большую тайну — мы все живём в одной большой стране. И у нас должна быть одна идея. Не понимаю, о какой правомочности вы говорите.

— Ну как же? Деятельность законодательной и исполнительной власти у нас разделена Конституцией, точно так же, как законом разделена деятельность государственной и муниципальной власти. И каждый из них реализует на территории региона свою политику согласно своим полномочиям. Разве нет? К тому же в отечественной истории уже был печальный опыт, когда все ключевые решения принимались «в каком-то одном кабинете».

— Согласен. Но я же не предлагаю вмешиваться в их полномочия. Я предлагаю честно договариваться о том, что мы будем конструктивно говорить о том-то и о том-то… А что, Законодательно собрание должно жить в каких-то других рамках?

— То есть вы согласны с тезисом о том, что губернатор на своей территории ответственен за всё, в том числе за установку рынды?

— К сожалению, это так. Получается так, что у нас губернатор ответственен за всё. Это не от хорошей жизни такие решения принимаются. Причина скорее заключается в том, что зачастую те, кто по долгу службы должен брать ответственность на себя, теми или иными способами пытаются от неё уйти и переложить её на вышестоящего руководителя. И пока вышестоящий руководитель в жёсткой форме не придаст им ускорения, те или иные вопросы просто не решаются.

— По всей видимости, реализация этой вашей задачи будет сопровождаться скандалами, которые уже происходят. Именно так я трактую отставку председателя регионального отделения Союза журналистов России Ольги Лоскутовой, оказавшейся несогласной с политикой администрации. А ведь это уважаемый и признанный в журналистских кругах человек. Можете выразить своё мнение по ситуации?

— К сожалению, у нас есть такая не очень хорошая практика, когда два человека попытались договориться, у них это не получилось, и они сразу бегут и делают это достоянием гласности. Мне сам подход не очень понятен. Если говорить о конкретно этой ситуации, то, я так понимаю, когда переговоры зашли в тупик, Ольга Лоскутова хотела со мной встретиться. Но в силу того, что меня не было, я просто не смог. И она уже приняла решение и озвучила его публично. Я думаю, если бы мы встретились, то нашли бы возможность на троих эту тему отрегулировать.

— Есть мнение, что именно вы стали инициатором запуска в СМИ информации о возможности досрочных выборов в Пермскую городскую думу как непосредственный заинтересант. Так есть такая необходимость?

— Во-первых, никакой информации на эту тему я не запускал. Во-вторых, такой необходимости нет. Более того, как я уже и говорил, в связи с необходимостью реализации недавно принятого закона о местном самоуправлении нужно, чтобы все депутаты исполнили свои полномочия в полном объёме. Если только кто-то из них не решит сложить их по своей инициативе, либо в принудительном порядке в случае каких-либо скандалов.

— Что вы имеете в виду?

— Мало ли. Могут быть коррупционные скандалы, ещё что-то… Опять же пример Кудымкара — полномочия Голубкова прекращены по представлению прокуратуры.

— Есть ещё одна хорошая русская поговорка: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Вы кем мечтаете быть? Ведь не мечтали же вы всю жизнь проработать главой администрации губернатора?

— О личных задачах я бы хотел промолчать. А что касается должности главы администрации, то это было решение моего работодателя, губернатора. Мне это тоже было интересно как некая новая ступенька в плане приобретения бесценного жизненного и профессионального опыта. А что уж будет дальше и как долго я проработаю в этом статусе — решать не мне, а моему руководителю — губернатору.

— Готовится ли администрация к досрочным выборам губернатора?

— Администрация губернатора, в принципе, готова всегда и ко всему. Будут ли выборы губернатора в 2015, в 2016 или в 2017 году — не имеет значения, потому что мы готовы к любым выборам в любое время. Если вдруг возникнет ситуация с досрочными выборами губернатора и будет необходимость избрать Виктора Фёдоровича, то мы к этому готовы. Однако на сегодняшний день мы не видим повода для досрочных выборов главы региона

— Таким образом, надо понимать, что вы готовы верой и правдой служить Виктору Фёдоровичу до 2017 года — срока окончания его полномочий?

— Странный вопрос. Я — в команде Виктора Фёдоровича и буду работать на том месте и в том формате, который он сочтёт нужным.

— Есть ли у вас какое-то правило в жизни, которому вы всегда стремитесь следовать, невзирая на обстоятельства?

— Я понимаю, что сегодня я беру на себя очень много обязательств, поэтому я хочу и делаю так, чтобы люди мне верили, иначе моя работа превратится в бессмыслицу.

— А сами вы людям верите?

— Я доверяю людям. Не могу сказать, что в жизни меня никто не обманывал. Были всякие ситуации. Но если не веришь сам, то кто поверит тебе?

Беседовала Наталья Жукова.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости