Чусовитин: Главы администраций меняются слишком часто

Советник теперь уже бывшего главы администрации губернатора Пермского края рассказал «Пермской трибуне», к чему приведут отставки в правительстве.

— Алексей, как вы оцениваете кадровые решения губернатора, которые произошли на прошлой неделе? СМИ неоднократно «отправляли в отставку» Алексея Фролова. Почему это произошло именно сейчас?

— Это достаточно старая тема. Задача губернатора Басаргина, когда его назначили в Пермский край, была очень простая — провести в регионе перезагрузку. Была система, которую создал хороший губернатор Трутнев, потом её продолжил Чиркунов. Но какая бы хорошая система ни была, она должна всегда каким-то образом модернизироваться. Эта перезагрузка идёт с трудом. В первый год совсем, может быть, ничего не получилось. Последние отставки — это как раз попытка перезагрузить систему, сделать её более актуальной, современной. Что касается Алексея Фролова, он заявил, что причина его отставки — некие личные обстоятельства. В данном случае я бы не хотел именно по этому вопросу свои гипотезы высказывать.

— Разве возможно в отдельно взятом регионе, заменив несколько людей в правительстве, изменить систему?

— Нет, конечно. Но с точки зрения административной логики таким образом можно добиться изменений. Пока нам известно только об отставках. Хотелось бы услышать какие-то содержательные вещи, новые правила, новые принципы и т.д.

— Правда ли, что планируется вернуться к схеме правительства с вице-губернаторами, которыми станут Олег Демченко и Кирилл Маркевич?

— Почему бы и нет? Сейчас возможно всё. Губернатор этим двум людям доверяет. Каких-то больших препятствий на этом пути я не вижу.

— То есть тем, кого губернатор отправил в отставку, он не доверял?

— Я уверен, что это были компетентные люди. Та же Кочурова много сделала, я с уважением отношусь к Сухорукову. На мой взгляд, всё, что можно было сделать в этой ситуации с Кизелом, он сделал. Ждать чуда, что там будет новый центр развития региона — это смешно. По всей видимости, захотелось какого-то оживления, новой крови.

— У вас нет ощущения, что из правительства выжимают последних пермяков?

— Я всегда пытался из своих суждений убрать эмоции, деление на своих, чужих, православных, мусульман. Это всё архаичные вещи. В данном случае важно, чтобы чиновник был профессионалом. Я и сам не слишком пермский, так что мне смешно говорить, что в правительстве одни варяги. Слово «команда» очень многое значит в больших делах. Возможно, да, не было сверхдоверия. Руководитель ведь чего ждёт от подчинённых? Что им можно поручить какой-то участок, а потом прийти и оценить, как хорошо всё получилось. Вот этих чудес, прорывов не было.

— Как эти кадровые перестановки повлияют на расстановку политических сил в Пермском крае?

— Ситуацию можно оценивать через две оптики. Первая — московская, вторая — местная. Из Москвы этот жест губернатора смотрится круто. Сменил, не побоялся — значит, настолько уверен в своих силах, что в состоянии делать здесь резкие движения, контролировать ситуацию. То есть для Москвы это жест сильного губернатора. С точки зрения внутренней региональной политики, конечно, турбулентность увеличивается. Слишком часто меняются главы администраций, а значит — часто меняются внутренние договорённости, которые очень важны. Главное в любом деле — в экономике, в бизнесе, в науке, в семейных отношениях — это доверие. Когда этого доверия нет, пусть будут даже самые замечательные мечты или планы — они не свершатся. Доверия, я думаю, внутри региона больше не стало.

— Вы не связываете отставки с предстоящими выборами губернатора?

— Если предположить, что в ближайшее время будут выборы губернатора, то в рамках существующей модели российской политики эти отставки — очень полезная вещь. Потому что определяющее мнение всё равно сегодня в Кремле, в администрации президента.

— А как тогда это отразится на предстоящих выборах в Пермскую городскую думу, краевое Законодательное собрание? Договорённости же по этим вопросам были с Фроловым.

— Основное свойство элит — это умение договариваться. За каждым из политиков стоят большие коллективы с их проблемами. Поэтому политики вынуждены договариваться. Пройдёт какое-то время, и появятся новые договорённости. Три месяца, ну максимум полгода. Если бы политики были сами по себе, как личности, они могли бы хлопать дверью, но это не так.

— Как вы в целом оцениваете политическую ситуацию в крае? Жизнь кипит или продолжается застой?

— Застоя здесь никогда не было. Застой — это в Удмуртии, Кировской области, на Кавказе. Здесь жизнь всегда бурлила. Сейчас политическая ситуация стала более турбулентной, более подвижной. Для крупного бизнеса — это плохо. Они измеряют время длинными отрезками, для политиков — тоже не очень хорошо, потому что у них были планы, которые сейчас придётся перевёрстывать, но для простых жителей — хорошо. Потому что самое плохое, когда всё засыпает, когда никаких изменений нет. Новым людям придётся выпрыгивать из штанов и доказывать, что они могут что-то сделать.

— У вас большой опыт работы в качестве политтехнолога. А как вам работалось чиновником, внутри системы?

— Это колоссальный опыт. Не ожидал, что мир такой сложный. Например, тебе может нравиться какой-то человек, он говорит правильные вещи, но ты за этим начинаешь видеть какие-то большие тренды. Есть такая поговорка: «Благими намерениями вымощена дорога в ад». И ты понимаешь, что есть куча событий, когда человек полагает, что делает что-то хорошее, а на самом деле подталкивает ситуацию в неправильную сторону. Ведь всегда в жизни что-то хочется сделать резко. Если что-то не нравится, взять и поменять. А когда смотришь на всё из администрации, понимаешь, что эти резкие изменения приведут к катастрофе. И задача чиновника, как я понимаю, растянуть решение проблемы в некий процесс, перейти от революции к эволюции.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости