Сергей Белов о ситуации на ЧМЗ: У нас сегодня нет никаких гарантий

Если вы сегодня приедете в Чусовой, то не увидите, как раньше, множество дымящихся труб — символ работы завода. Время, когда на Чусовском металлургическом заводе (ЧМЗ) работали до 10 тыс. человек, прошло. Сейчас на нём трудятся от силы около трех тысяч, а в ближайшее время будут сокращены ещё 300 человек. Последняя надежда чусовлян — строительство трубно-сталеплавильного комплекса, который мог бы сохранить рабочие места в городе и создать новые. Но этот проект заморожен. Как в этой ситуации ведут себя городские власти, «Пермской трибуне» рассказал глава Чусового Сергей Белов.

— Как охарактеризуете сегодняшнюю экономическую ситуацию в городе? Чувствуете приближение кризиса?

— Ситуация в городе действительно сложная. Все экономические показатели у нас хуже, чем в других городах Пермского края. Прежде всего, я говорю о занятости населения и экономическом росте. Настораживает и то, как население города платит за коммунальные услуги. Тут наблюдается негативная динамика. Поэтому, говоря на языке бизнеса, я сегодня чувствую себя этаким кризисным управляющим.

— А антикризисная программа у вас есть?

— Наши антикризисные меры в первую очередь связаны с жизнеобеспечением города — подачей тепла, воды, освещением и очисткой дорог. Это наши полномочия по ФЗ № 131. Поэтому мы начали заниматься реформированием предприятий теплоэнергетики, водоканала. Кроме того, недавно мы взяли в лизинг транспорт, новую коммунальную технику. За счёт этого мы убираем территорию. Что касается освещения, то мы установили каскады с энергосберегающими светильниками.

— То есть это такое эффективное сокращение расходов. А приходится резать по живому, сокращать какие-то инвестпроекты?

— Наверное, скоро так и будет. Пока наши мероприятия связаны с указами президента, переселением граждан из ветхого и аварийного жилья. Сложность состоит в том, чтобы на это всё найти деньги, и тут наверняка, как вы говорите, придётся резать по живому — это направления, связанные с инфраструктурой, культурной деятельностью.

— Можете назвать конкретные статьи расходов по этим направлениям, которые предполагается урезать?

— Я бы не хотел оперировать пока этими цифрами, чтобы не было возмущения у населения и работников различных сфер.

— Предполагается ли согласно этому антикризисному плану увеличение доходной части бюджета?

— Доходы городских бюджетов связаны в основном с налоговой базой. Но учитывая, что у нас есть муниципальная земля и имущество, то мы занимаемся работой в этом направлении — пересматриваем арендные платежи в пользу увеличения, повышаем коэффициенты по налогу на землю. То есть пытаемся увеличить доходы за счёт собственных ресурсов — это основной подход. Второе — это доходы, которые формируют дорожный фонд. Изучая опыт других муниципалитетов, мы сегодня имеем возможность получать средства от транзитного транспорта, который проходит через территорию города (Кунгур — Соликамск, дорога через Пермь на Екатеринбург). С июля 2014 года мы начали брать деньги с провоза негабаритного груза. Для города это неплохие средства. В прошлом году мы собрали более одного миллиона. Эти средства идут на ремонт дорог.

— А крупных инвесторов пытаетесь привлечь?

— В рамках инвестиционного плана у нас создан бизнес-инкубатор. На его базе мы организовали управляющую компанию, которая будет заниматься Ляминской промплощадкой. На ней, к сожалению, пока нет крупных инвесторов. Но мы активно занимаемся их поисками.

— Что вас сподвигло написать письмо Путину по ситуации на ЧМЗ?

— Я хочу сказать, что в первую очередь написал губернатору. На мой взгляд, сегодня любому инвестору, который вкладывается в территорию, нужна помощь извне — от государства, региона, муниципалитета. Учитывая сложность экономической ситуации, достаточно проблематично развить такой бизнес. Он не совсем ликвидный и окупается в долгосрочной перспективе. Поэтому поддержка государства необходима. Это письмо связано с просьбой поддержать нашего инвестора. То есть предоставить ему какое-то льготное кредитование, преференции по налогам.

— Ответ от Путина был?

— Пока ждём. У нас население готовит народное обращение. Всё население Чусового заинтересовано в продвижении этого проекта. Поэтому пытаемся задействовать всех.

— Почему был заморожен инвестпроект по строительству трубно-сталеплавильного комплекса?

— Изначально проект оценивался в 50 млрд руб. Львиная доля — это покупка оборудования у европейских производителей. Учитывая нынешнюю стоимость валюты, цена этого оборудования выросла на 50–70%. Сегодня этот проект оценивают в 70–80 млрд руб. А госгарантии выданы президентом на сумму в 21 млрд руб. Банки готовы кредитовать инвестора под 20% годовых. Учитывая, что это низкорентабельный проект, то инвестору невозможно найти кредитный ресурс.

— Какие вы видите перспективы у этого проекта?

— Проект заморожен на неопределённый срок. Другой информации у меня нет.

— Что бы дал проект городу?

— В первую очередь — это создание рабочих мест, ну и, конечно, налоги в бюджет. Этот проект не даст городу умереть. Без него город будет ужиматься, количество пенсионеров расти, а молодые будут уезжать, и в конце концов Чусовой будет обречён.

— Вы своё обращение к Путину и Басаргину с ЧМЗ согласовывали?

— Да, я с представителем ЧМЗ это письмо согласовывал.

— Они на вас выходили или это ваша инициатива?

— Это наше решение. Мы изначально запланировали эти обращения ко всем органам власти ещё месяц назад, если не больше. Мы привлекали сюда и земское собрание, и депутата заксобрания Анатолия Карпова. Со всеми согласовывали это письмо.

— А гарантии вам какие-то дали, что если будут приняты льготы, то проект будет разморожен?

— У нас сегодня нет никаких гарантий. Сейчас такая ситуация в городе и стране, что мы многие решения принимаем самостоятельно.

— Чувствуете социальное напряжение в городе? Боитесь, что люди будут выходить на митинги?

— Да, чувствую. Чего бояться? Митинги — это выражение жителями своей позиции. Главное, чтобы они были санкционированы.

— Недавно был создан федеральный Фонд поддержки моногородов. Вы собираетесь подавать заявку в него?

— Конечно. Мы сегодня формируем заявку на 2016 год. Планируем участвовать. В 2015 году у нас, к сожалению, не было заявки, которую мы могли бы предложить. Но у нас есть Ляминская промплощадка, помещение, есть месторождение глины, дорога. Но нет инвестора. Мы пытаемся этот проект реанимировать и направить его в Фонд поддержки моногородов.

Не хочу говорить о других проектах. Но они есть. Эти люди также готовы поучаствовать в подготовке заявки в фонд. Думаю, у нас есть перспективы.

— Проект ЧМЗ можно рассматривать как проект, который можно направить в фонд?

— Думаю, что нет. Чтобы реализовать этот проект, никаких средств фонда не хватит.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости