Олег Матвейчев: Борьба с коррупцией вредна для государства

Один из ведущих российских политологов Олег Матвейчев рассказал «Пермской трибуне», как повлиял арест губернатора Сахалина на региональные элиты, почему борьба с коррупцией вредна для государства, а работу силовиков можно считать вредоносной для России, почему в Прикамье ностальгируют по Олегу Чиркунову и каким может быть будущее Виктора Басаргина.

— Олег Анатольевич, как вы оцениваете арест Хорошавина с точки зрения влияния на региональные элиты? Что это, сакральная жертва?

— Все региональные элиты воспользовались этой ситуацией, чтобы раздуть очередные волны слухов о будущей отставке своих губернаторов. У нас 85 регионов, и мне позвонили из 80 из них со слухом: «А следующий-то ведь наш!». И уже точно, считают все, буквально завтра их губернатора снимают. И это смешно. Сколько раз региональные журналисты попадаются на эти «разводки». На самом деле каждый губернатор — это вопрос сугубо индивидуальный. И каждому губернатору это, безусловно, сигнал, что за всем этим нужно внимательно следить. Я многих губернаторов знаю лично и знаю, что для них большая проблема — выпросить на выборы даже 50 млн руб. И это люди никакие не богатые. Они не бедные, конечно. У них, помимо зарплаты, примерно такая же часть — гособеспечение. Но это не те люди, у которых миллиард или даже 100 млн руб. лежит дома в сейфе. Понятно, что Хорошавин — это какой-то исключительный случай. Вот он и был исключён. И поделом ему.

— То есть ожидать каких-то последующих посадок глав регионов не стоит?

— Правоохранительные органы работают. Естественно, на кого-то «роют». Но не в массовом порядке и не по принципу 37-го года. Таких людей, как Хорошавин, может, и найдётся ещё где-то один-два человека на всю Россию. Но это отнюдь не массовое явление.

— У нас много заявляется об угрозе пятой колонны, но мало чего говорится о коррупции, которая, возможно, представляет не меньшую, а большую угрозу национальной безопасности?

— Категорически не согласен. Нет такой внутренней угрозы, как коррупция. Это надуманная чушь, пришедшая к нам с Запада. Они лучше бы своими проблемами занимались в Америке. Вместо этого они финансируют различные фонды Навальных, которые трезвонят о чудовищном уровне коррупции в России, производят фальшивые рейтинги, по которым Россия на первых местах по коррупции во всём мире. Но ведь абсолютно очевидно, без всяких рейтингов, что во всей Латинской Америке ситуация хуже, в Азии — хуже, в Индии, Китае, Африке — хуже, в Восточной Европе, на всём постсоветском пространстве — хуже. Лучше ситуация — только в 15 странах. В мире чуть больше 200 стран. Так вот, Россия входит в тридцатку стран с лучшей ситуацией по коррупции.

Вы знаете, как составляются эти рейтинги? Берутся опросы Всемирного банка, ещё чьи-то подобные, всё перемешивается и делается рейтинг коррупции. А опросы делаются так. Приходят к Навальному и Каспарову и спрашивают: «Коррупция плохая в России?». Они отвечают: «Очень плохая! Ужас просто!». «Всё! Пишем Россию на последнее место».

Даже если бы у нас было всё очень страшно с коррупцией, эта ситуация всё равно не имеет никакого отношения к экономическому росту. Потому что экономический рост и коррупция не связаны абсолютно никак. А если и связаны, то такой кудрявой цепочкой! Во многих странах, честно говоря, коррупция только играет на экономический рост. Так, например, в Китае, который абсолютно коррумпирован снизу доверху. Но он демонстрирует бешеные темпы экономического развития. А Германия или Япония, в которых коррупция меньше, имеют нулевой экономический рост.

Все разговоры о коррупции — это способы дестабилизации нашей внутриполитической ситуации. Все разрушения во всех государствах происходили под флагом борьбы с коррупцией. Поэтому всякий, кто борется с коррупцией, орёт об этом и гнусит, — это прямой враг государства.

Борьба с коррупцией может осуществляться только двумя способами. Первый — не давать взяток. Второй — не брать взяток. Других способов нет. Нужно укреплять совесть, религиозные институты, этику чиновника, воспитывать престиж государственной службы и так далее. Всякие выходы на площадь, всякий трезвон на эту тему — прямая разрушающая наше государство деятельность в интересах иностранных государств. Вы думаете, Америка сильно мечтает, чтобы у нас коррупции не было? Они хотят нам как хуже, а не как лучше. А при этом они финансируют у нас борьбу с коррупцией. Делайте выводы.

— Видимо, следующий вопрос уже отпадает: насколько уязвима сама система, если она борется с коррупцией? Насколько эта борьба вызывает недовольство на местах среди губернаторов, являющихся опорой президента на местах? Видимо, вы на него уже ответили…

— Есть мудрая китайская пословица: о государстве нужно печалиться в мыслях и нельзя о нём печалиться вслух. Поэтому все эти шумные популистские кампании, которые играют на самых низменных инстинктах людей, думающих о том, что они живут плохо, потому что кто-то там живёт хорошо.

Вот едет человек на «Запорожце» и видит, что у водителя часы золотые. И решает он, что это неправильно, что у кого-то часы золотые и надо их отнять. Но ведь от того, что он отнимет эти часы, его «Запорожец» не превратится в «Мерседес». И даже наоборот. Пока он отнимает часы, скорее всего, произойдёт авария. И не будет ни «Запорожца», ни «Мерседеса». Что-то такое и произошло на Украине.

Экономика страны — это очень сложное явление. Нужно вливаться в мировую экономику, в мировое разделение труда. Каждая страна живёт сообразно тому, какое место она занимает в мировом разделении труда. А все эти мелкие флуктуации о коррупции, о том, у кого какая ручка, какой унитаз, часы, — это просто игра на самых мелких качествах самого дна нашего общества. И угождать этому дну, демонстрировать, что мы у кого-то что-то отобрали — это не самое благородное и правильное для государства занятие. Оно только дискредитирует государство.

— Так что же делать?

— Есть две системы: правильная и неправильная. Первая система заключается в том, что сначала ты занимаешься образованием человека, выращиваешь из него профессионала. Потом даёшь ему максимальное количество полномочий, чтобы он мог проявить себя. И после того, как он себя проявил как профессионал и как честный человек, ты его награждаешь, говоришь: ты молодец, вот тебе повышение по службе.

Вторая система — неправильная. Ты не занимаешься образованием и воспитанием, берёшь на службу кого ни попадя — жульё всякое, непрофессионалов, по знакомству. Потом, зная, каков твой контингент, ты стремишься ограничить этих жуликов всякими законами, инструкциями, Общественной палатой, Открытыми правительствами, журналистами, полицией, СКР, прокуратурой — всем, чем только можно. Миллион законов издал, ещё контролёров штук 20. А контролёры — точно такие же жулики, потому что они с этой же самой службы. Нагромождаешь бюрократию. И потом этот жулик, у которого и штатная численность сокращена, и зарплата сокращена в угоду народу, всё равно что-то где-то ухватит, и вот тогда многочисленные контролёры, журналисты, следственные комитеты за лапу его поймают. После этого его посадят. И все радуются. Сейчас мы идём по неправильному абсолютно пути. Мы не занимаемся образованием чиновников, не воспитываем государственных мужей, не даём им полномочий, а наоборот, плодим инструкции и бюрократию.

CPI2014_global-infographic_Russian_embargoed-3-De.jpg

— В Пермском крае сейчас, по неофициальной информации, команда губернатора пытается добиться его переназначения уже в этом году. Такое возможно?

— Да никуда он уже в этом году не переизберётся. Все, кто хочет переизбраться, доизбираются. Уже всех в администрацию президента вызывали, уже у всех выборные кампании вовсю идут.

— Ещё есть версия о возможной досрочной отставке и назначении выборов. Тем более Басаргин уже давно находится в подвале рейтинга ФоРГо.

— Что касается Хорошавина и Басаргина, то они на последних строчках рейтинга ФоРГо по разным причинам. У Хорошавина — коррупционные дела. А проблема Басаргина в том, что он ничего не делает. Результаты его деятельности непонятны никому, особенно после яркого Чиркунова. К Чиркунову можно неоднозначно относиться. Я, например, имею к нему очень много претензий, и на мой вкус, может быть, даже лучше Басаргин, чем Чиркунов. Но чего у того было не отнять, так это яркости. А у Басаргина никаких больших проектов, ничего не видно.

— Басаргин достаточно долго не может найти главу своей администрации после увольнения Алексея Фролова. И всё это накануне трёх крупных избирательных кампаний 2016 года. Наверное, это большая угроза стабильности его пребывания?

— Решение по Фролову было спонтанным, раз губернатор на следующий день никого на его место не назначил. И, конечно, так не делается. Нормальный руководитель, если он кем-то недоволен, сначала подбирает другого человека. Более того, смотрит его в деле, выращивает, а потом повышает, назначает на должность. Вот это нормальный кадровый процесс. Просто со стороны не берут. И уж тем более не увольняют, а потом начинают кого-то срочно искать. Это лихорадит любую машину.

— Каким образом наши внутренние противоречия и внешняя ситуация, в частности на Украине, и прежде всего на Донбассе и в Луганске, может в конечном итоге отобразиться на исходе выборов президента в 2018 году?

— Вы же видите, как стремительно развиваются события в мире. Поэтому говорить об этом достаточно рано. Ситуация может развиваться по нескольким сценариям. Каждый из сценариев в конечном счёте не препятствует тому, что в России в 2018 году будет избран Путин, и выборы пройдут нормально на большом патриотическом подъёме. Если сейчас наступит какой-то украинский крах, и Обама опозорится на весь мир своей поддержкой Порошенко, и Порошенко свергнут — не важно кто: левые или правые, и будет очередной виток гражданской войны и полный распад страны, в этом случае голос России зазвучит сильнее, её больше будут слушать, и выборы пройдут нормально. Если же ситуация пойдёт по американскому сценарию, и им удастся развязать полномасштабную войну с большим количеством жертв, с введением натовских контингентов войск, с тревожными событиями, в том числе и на наших границах, то это будет означать, что враг находится у порога. И это тоже будет способствовать мобилизации общества. В любом случае нашему государству ничего не угрожает с этой стороны. Просто чисто по-человечески хочется, чтобы обошлось без очередного витка напряжённости и огромного количества жертв. Потому что украинцы — это хоть и заблудшие, но всё равно это наши братья.

Наталья Жукова

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости

Молодая семья отравилась ужином. Дверь спасателям открыл еле живой сын

Родителей спасти не удалось, а вот ребенок сейчас я тяжелом состоянии

В Перми водитель «Лексуса» едва не убил двух людей

По предварительным данным, мужчина не справился с управлением

В Прикамье б/у автомобили за год подорожали почти на 25 %

Наиболее востребованными моделями остаются отечественные машины