Бывший сотрудник Басаргина рассказал о взятках в администрации

Чиновники всегда на виду, но при этом большая часть их работы скрыта от взглядов наблюдателей. «Пермская трибуна» решила немного приоткрыть завесу тайны, поговорив с бывшими высокопоставленными чиновниками. Они анонимно рассказали, как всё было устроено на самом деле в администрации и правительстве под руководством трёх губернаторов — Виктора Басаргина, Олега Чиркунова и Юрия Трутнева.

Рассказывает экс-чиновник из правительства Виктора Басаргина

Как попасть на госслужбу

Главное правило работы на госслужбе — что бы ты ни сделал, у этого обязательно найдутся противники. Там нет хороших решений, все они обязательно связаны с какими-то рисками. Соответственно, чиновники стараются окружить себя «своими» людьми, которые будут поддерживать их решения. Например, слова «эффективность» вообще не существует. Вот горсвет купил светильники за 3 тыс. евро для города — это эффективно или нет? С одной стороны, они такие красивые, как в Париже, а с другой стороны — стоят 3 тыс. евро, а у нас кризис. Но, может, они через три года себя окупят? В этом вопросе важно, чтобы были люди, которые поддержали то или иное твоё решение. Важна команда, которая тебя подстрахует. Но тут речь не идёт о коррупции, скорее о том, что, если у тебя нет союзников, тебя обязательно подставят.

Поэтому один из способов попасть в администрацию губернатора или правительство — прийти в составе некой команды. При трудоустройстве обязательно ищут информацию, с кем и когда ты работал, оценивают степень твоей лояльности. Второй путь в чиновники — быть профессионалом в своём деле. Без таких людей тоже нельзя.

Как принимаются решения

Надо понимать, что в администрации и правительстве есть градация. Людей, которые, условно говоря, принимают решения, — порядка 15. Соответственно, эти 15 человек разбиты на несколько групп влияния. Если взять сейчас администрацию Басаргина, то осталась только одна группа. В неё входят понятные всем личности — Демченко, Абузярова, Маркевич, недавно пришла Ковтун. Решения они принимают своим кругом, в который другие не допускаются. Например, они могут собраться в субботу-воскресенье, закрыться и пошушукаться в кабинете. Тушнолобов, например, остался без инструментов влияния, без команды, совершенно один. Маховиков — тоже без команды. Всех, у кого было собственное мнение, иногда альтернативное ближнему кругу губернатора, исключили.

Исходя из этого можно сделать вывод, что есть три типа, три круга решений. Первый — самый важный, но самый закрытый — это решения, так или иначе связанные с деньгами. В этот круг допускаются только люди из ближайшего окружения губернатора. Второй тип решений связан с имиджевыми проблемами. Их достаточно много. Например, «Пермь-36», работа с Законодательным собранием, Пермской городской думой. Здесь нужен объективный взгляд, необходимы публично обоснованные решения. Третий тип решений — это банальные, простые, текущие процессуальные вещи. Например, работа с жалобами населения. Этим тоже кто-то должен заниматься.

Мотивы работы чиновников

В администрации и правительстве нет врагов народа, которые смотрят на улицу и думают, как бы навредить, что бы плохого сделать людям. Все хотят сделать что-то хорошее, но при этом это всё приправлено личными амбициями. Людям нравится, что они могут в любое место, любому высокопоставленному человеку взять и позвонить по телефону. Ореол власти сильно прельщает. Поэтому, конечно, там работает много эгоистов, которым нравится ходить в это здание, ходить по этим коридорам, таскать бумажки.

Ещё работа в таких структурах позволяет видеть, что происходит на самом деле. Это очень приятное чувство, когда ты понимаешь, как процессы выстраиваются. Многие скандальные истории остаются в тени, о них не пишут в СМИ. Или, например, нельзя в паблике проговаривать, почему было принято то или иное решение. А ты знаешь. То есть, живя обычной частной жизнью, ты видишь только одну сторону, а изнутри — видно всё. Это же приятно — все в гипнозе, а ты можешь реально оценить ситуацию.

Особенности работы на госслужбе

Если тебе что-то поручили, ты это дело никому передать не можешь. Есть какая-то задача, тебе надо её взять и выполнить. К тебе никто специально не подойдёт и не поможет. Решение твоих проблем — это твоя личная ответственность.

Или, например, приходишь с какой-то инициативой, идеей, рассказываешь одному, второму, третьему, в ответ все кивают и говорят, что надо делать. Но решение всё равно не принимается. Это мистический процесс какой-то, я не знаю, что надо сделать, чтобы идея там реализовалась. Для этого должно сложиться очень много пазлов.

Как продвинуться по карьерной лестнице

На самом деле получить повышение очень просто. То, как работает система, никому не нравится. Поэтому подняться по карьерной лестнице — это показать, что у тебя есть желание и воля встряхнуть систему, но встряхнуть осторожно, не сильно, чтобы она забегала, зашевелилась. Сама система этого ждёт.

Про дресс-код и график работы

Когда Басаргин только вступил в должность губернатора, он заявил, что чиновники должны соблюдать дресс-код, который был чётко прописан. Какое-то время чиновники его действительно соблюдали. Сейчас же этого нет — каждый ходит, в чём хочет. Чуть ли не в спортивных костюмах. Женщины и грудь показать могут.

Те, кто занимается текущими вопросами, работают по строгому графику — с 9 до 18. У высокопоставленных чиновников нелимитированный рабочий день. Они могут прийти и к 12. Например, Неганов долгие годы на работу приходил к 12–13 часам, но и уходил при этом поздно — в 23 часа. При Басаргине стал вот приходить к 10 часам. Плюс такие чиновники работают практически без выходных. И ты обязан всегда отвечать на звонки по телефону.

При этом бывают и «неофициальные» посиделки в администрации. Люди относятся друг к другу, как к представителям одного класса, одного типа. С виду там достаточно дружеские отношения. И дни рождения постоянно отмечают, и алкоголь бывает на столах.

О взятках

Случаев взяток я не знаю. Мне кажется, это тема из прошлого века. Сейчас всё делают не так. Допустим, если чиновник хочет какую-то маржу поиметь, он выстраивает конструкции, чтобы эти деньги появились законным путём. Деньги — они же вторичны. Есть некие договорённости, а деньги как бы скрепляют обязательства. Взятка полезнее не тому, кто берёт, а тому, кто даёт. Он же делает чиновника своим лоббистом. Поэтому поставить чиновника на свой маленький поток — это достижение.

Про премии

Как правило, премий никого не лишают. Это единичные истории. Если там лишить сотрудника премии, ему просто будет не прожить на такую зарплату. Там только за счёт премий более-менее приличная сумма получается. Кстати, там небогатые люди в основном работают. И машины не крутые, и деньги экономят.

О бюрократической машине

Бюрократическая машина хуже всего для самих бюрократов. У людей есть масса способов просто затерроризировать бюрократическую машину. У нас же очень много тех, кто считает, что, чтобы что-то исправить, надо написать бумагу по любому поводу в правительство. Вот негде тебе жить — пишешь, чтобы выделили квартиру. И такие обращения могут так достать, что уже не знаешь, что делать. Там есть современная система учёта бумаг — СЭД, в которой ни одна бумага в принципе не пропадает. Если ты написал письмо, оно зарегистрировано как входящее, то дальше пока не будет решения, оно будет там крутиться и с тебя не снимут эту задачу. С этим всё очень сурово. К тебе постоянно возвращается эта бумага, и ты уже «родить готов», чтобы её не было. Как раз за то, что в СЭД «висят» документы, и могут лишить премии.

 Рассказывает экс-министр правительства Олега Чиркунова:

— Люди в его команде были весьма профессиональны. Он особенно любил тех, кто помоложе. Для Олега Анатольевича было не важно наличие номенклатурного опыта, больше ценились какие-то успехи в бизнесе. Кадровую политику Чиркунов осуществлял сам. Это были скрытые от глаз большинства процессы. Особенно большая проблема была в промышленном блоке, когда очень часто мы видели в качестве министров разных молоденьких мальчиков.

Конфликты могут быть между одноуровневыми людьми. А если напротив тебя губернатор? Обычно в таких ситуациях он начинал говорить об утрате доверия. Конечно, Чиркунов был очень требовательным губернатором, нужно было понять самую суть вещей, прямо у него в кабинете с карандашом в руках. Если этого не происходило, то он начинал раздражаться.

Я никогда не слышал, чтобы он дико как-то кричал. Но самым большим наказанием было, когда человек понимал, что он стал неэффективным. Свою эффективность ты постоянно должен был доказывать в докладах, презентациях. А вскоре появились корпоративные блоги, которые мы должны были вести каждую неделю и отчитываться о проделанной работе. И ты всегда должен был доказывать свою эффективность. Не расслабишься тут!

Рабочий день никогда не был нормированным. Олег Анатольевич считал, что есть жизнь, и человек имеет возможность что-то изменить, и этот шанс нельзя упускать, и не важно: рабочий это день, вечер или ночь!

Как-то мы встречали дома Новый год, а он неожиданно звонит и сообщает: «Есть у меня к тебе дельце, я хочу, чтобы ты о нём на досуге подумал!» Он мог позвонить в любое время! И я, наверное, алкоголь года три вообще не употреблял ни в какие праздники, потому что нужно было всегда иметь незамутнённый разум, а вдруг понадобится вспомнить какую-то цифру?.. Потом появились айпады, стало полегче, можно было уже письменно отвечать.

Дресс-код Олег Анатольевич не особо поощрял. Ты мог к нему зайти в кабинет в какое-то непротокольное время, и он мог сидеть за столом в домашних тапочках. Очень не любил костюмы с галстуками. Потому что считал, что всегда нужно быстро понять суть и переходить к делу, а костюм с галстуком как-то нивелировал человека что ли, мешал ему.

Рассказывает один из бывших вице-губернаторов Юрия Трутнева:

— Юрий Петрович — человек очень требовательный, и вопрос персональной ответственности для него и его команды всегда стоял на первом месте. Если он человеку что-то поручил, а тот — не сделал, то объясниться будет крайне сложно. Поэтому вопрос доверия друг к другу был в его команде очень важным. У Юрия Петровича нет манеры перепроверять уже выполненную работу, к примеру, своего заместителя. Это как раз говорит об уровне доверия. Либо человек сам отчитается, расскажет, что он что-то не смог сделать, либо попытается предложить какие-то новые сроки исполнения.

Конечно, ещё важны определённые принципы работы внутри команды. Когда есть противоречия между людьми, то они не должны перерастать в конфликты. Могу сказать, что никогда не поощрялось, чтобы кто-то пришёл к Юрию Петровичу и пожаловался на другого члена команды. Он всегда говорит: «Вот если у вас есть спор, вы соотнесите свои позиции, а потом заходите вместе, и мы уже втроём будем решать, какая позиция одержит верх».

Мог ли он оскорбить? Нет, однозначно. Он просто промолчит. Наказанием обычно был уход человека из команды. Юрий Петрович — очень дисциплинированный человек, и услышать его какой-то даже повышенный голос — это очень большая редкость.

На работе никакого панибратства не было. Это достаточно формализованные отношения. Тем более они, как правило, происходят в присутствии других лиц, поэтому всегда только официально, по имени-отчеству, на «вы». В индивидуальных разговорах, конечно, можно было перейти на «ты», потому что мы достаточно давно знакомы.

Ни о каком нормированном рабочем дне речь никогда не шла. Главным для нас был результат. Юрий Петрович — сам человек очень организованный, это тот человек, который очень чётко понимает, когда, где, что он будет делать. Я не помню ни одного совещания, на которое бы он опоздал за все годы, несмотря на то что занимал первые позиции. И таким правилам стремились следовать все мы.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости