Сергей Афонцев: Волшебной таблетки от кризиса нет

Гостем очередного заседания Клуба депутатов, состоявшегося 25 марта, стал заведующий отделом экономической теории Института мировой экономики и международных отношений РАН Сергей Афонцев. Он рассказал законодателям о трендах в российской экономике, положении бизнеса в условиях санкций и возможных выходах из кризиса.

Истоки кризиса

Зарождение кризисных явлений в российской экономике началось до «выстрела» внешних факторов. Устойчивое снижение темпов роста ВВП наблюдалось ещё в четвертом квартале 2012 года, задолго до санкций и Майдана. Достаточно долго у нас «держалось» промышленное производство, были даже позитивные темпы роста. Но в январе-феврале текущего года «рухнула» и промышленность — снижение к прошлому году составило 2,1%.

Если мы посмотрим на динамику других показателей, то увидим, что спад инвестиций в основной капитал начался в первом квартале 2014 года, а по внешней торговле — в четвёртом квартале 2013 года. Опять же мы говорим о том, что кризисные тенденции не развились на пустом месте, не выпрыгнули из ларца, открытого ключом санкций. Такие тенденции в российской экономике наблюдались как минимум за несколько кварталов до того, как фактор санкций сработал. Это важно для понимания отношения к экономическим санкциям на уровне политического руководства. Так, многие руководители государств мира утверждают, что экономика России начала «замедляться» исключительно вследствие санкций.

Специфика кризиса

Уникальность этого кризиса заключается в том, что впервые с 1990-х годов он разворачивается на фоне благоприятной мировой конъюнктуры. Если говорить о кризисе 1990-х и начале 2000-х, то тогда кризисы были связаны с «бяками», которые всё же поразили мировую экономику. А в последние три года темпы роста мировой экономики устойчиво превышают 3%. Условно говоря, этот показатель всегда был нормой для устойчивых периодов развития. Единственный регион, где остаточные явления глобального кризиса ещё есть, — это еврозона. Но даже там, по последним прогнозам, ожидается рост. Сейчас самые осторожные оценки говорят, что экономика еврозоны легко может выйти на 1,5–2,2%-ный рост, если не случится военно-политической дестабилизации. В России же в 2011–2012 годах тенденция переломилась. Если до этого мы говорили, что экономика России растёт быстрее, чем мировая экономика в целом, то сейчас мы видим переход на более низкую траекторию роста. Мировая экономика делает всё, чтобы кризис забылся как страшный сон, российская экономика, наоборот, напоминает нам о том, что кризисные тенденции — это объективная реальность, данная нам в ощущениях. Здесь возникает вопрос: как сильно санкции повлияли на положение российской экономики.

Влияние санкций

Надо понимать, что было три этапа санкций, очень разных по своей специфике. Первый и второй — это целевые санкции, направленные на конкретных физических и юридических лиц, которые обвинялись в дестабилизации ситуации на Украине. Санкции, которые были введены после 16 июля 2013 гола (после инцидента с малазийским самолетом), начали применяться к широким секторам российской экономики. В сентябре мы могли наблюдать ещё более парадоксальный этап применения санкций — они были разведены с реальной динамикой конфликта на Украине. Соответственно, бизнес окончательно уверился — что бы ни происходило, санкции всё равно могут сохраняться или даже усиливаться.

Если говорить непосредственно о влиянии санкций на экономику, то на первом этапе под нее попали только те, кого они непосредственно затрагивали. Когда был осуществлён переход к секторальным санкциям, выяснилось, что это касается всех компаний. Основные негативные влияния — ограничение доступа к капиталу, технологиям и внешним рынкам, а также нарастание проблем сотрудничества с иностранными партнёрами в сферах, которые к санкциям, казалось бы, не имеют отношений. Спектр этих проблем оказался настолько широким, что диву даёшься. Например, восточноазиатские компании стали требовать с российских партнёров предоплату по контрактам в 100%.

Импортозамещение

В ходе сентябрьского опроса института экономической политики им. Гайдара выяснилось, что очень ограниченное число российских компаний готовы замещать импортную продукцию. Многие из опрошенных отмечали, что продукция, которой заместят импорт, будет дороже и ниже по качеству. Поэтому, чтобы реально говорить об импортозамещении, необходимы серьёзные инвестиции.

Помимо импортозамещения в последнее время много говорится о поддержке экспорта. В этом вопросе исходят из того, что валюта «упала». Есть, конечно, шапкозакидательские вещи, а есть вполне нормальные предложения о том, чтобы поддержать компании, которые хотят выйти на внешний рынок. Просто у нас, когда политики начинают что-то обсуждать, им хочется перепрыгнуть пропасть одним прыжком или найти волшебную таблетку, которую съешь — и сразу рога отвалились, бицепсы выросли и девушки любят. Как у Мавроди: «Всем всё сегодня». Ну вот не получается всем всё сегодня. Надо пошаговую стратегию разрабатывать.

Обратная сторона санкций

Отдельные страны понесли издержки вследствие введения санкций в отношении России. Но опять-таки проблематично вычленить чистый эффект влияния санкций на экономику. Разрыв сотрудничества с Россией больно ударил по странам Прибалтики, по Финляндии, Польше. Экспортёры клубники в Бельгии плачут и рыдают из-за того, что у них отняли российский рынок. Есть крупные европейские компании, с которыми мы работали, но их быстро поставили на место.

О чудесах

Вряд ли можно чудесным образом в один момент преодолеть кризис. Но могут быть благоприятные факторы. Например, рост цен на нефть вполне реален. Есть вероятность (процентов 15), что Европейский союз в июле не продлит секторальные санкции. Для меня 15 % — это много. Возможен конструктивный подход к урегулированию конфликта, абсолютно никому не нужному, на Донбассе. Да, там есть политические инсинуации, но с точки зрения экономики — это абсурд. Дипломатия предназначена для того, чтобы разрешать спорные ситуации, а не усугублять их. К сожалению, сегодня мы видим, что куча возможностей предотвратить эскалацию конфликта не были использованы. Есть Минское соглашение — там прописано, что нужно делать. Никто не мешает это всё выполнять и прекратить всё это безобразие. Если брать более локальный фактор — необходим отказ от безумных нерациональных трат в пользу эффективной антикризисной политики. Потому что волшебной таблетки, с помощью которой можно сразу восстановить экономику, нет.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости

Маколей Калкин женится во второй раз

Официально пара о помолвке не сообщала, но фанаты заметили внушительное кольцо на пальце его избранницы

В Перми началась реставрация старинного особняка «Дом Третьяковой»

Объект культурного наследия восстановят к 300-летию краевой столицы