Ветеран Александр Шарапов: «Вокруг стояли стон и плач. Пришла война»

В преддверии юбилея Великой Победы «В курсе.ру» продолжает серию публикаций историй из уст ныне здравствующих ветеранов Великой Отечественной войны. Бойцы фронта и труженики тыла — все они ковали общую победу, плодами которой наслаждаемся сегодня все мы. Александр Шарапов ушёл на войну в 16-летнем возрасте 7 ноября 1943 года. На тот момент всех мужчин уже забрали на фронт, и под призыв попали совсем молодые ребята.

— Я жил в деревне Озеро Кировской области, — вспоминает 89-летний ветеран. — Там было много домов, но из всех тех, кто ушёл на фронт, — и мужчин, и женщин — вернулись после войны лишь трое, остальные остались на полях сражений.

Лебеда на обед

Весть о страшной беде — войне — пришла с опозданием, ведь ни радио, ни других средств связи тогда в деревне не было.

— Вокруг стояли стон и плач, — вспоминает Александр. — Моментально стали забирать мужчин — всех, кто был более-менее боеспособен. Потом стали забирать женщин и пожилых, а потом добрались до нас. Я, конечно, был не ахти какой солдат — представьте, пацан 16 лет… У нас была большая семья, шесть человек: родители и четверо детей. Три брата и сестра, я старший. Отца забрали на фронт в 1942 году. К тому моменту, как призвали меня, он уже погиб под Сталинградом.

У тех, кто остался в родных краях в 1941 году, жизнь резко изменилась.

— Забрали продовольствие, лошадей. Обрабатывать землю было нечем, тогда ведь не было никакой техники. Вскапывали пашню вручную или запрягали в плуг коров, но потом их забрали. Сеяли вручную. Всё, что вырастало, шло только на фронт. Деревня начала голодать. Хлеб был на вес золота… Я не знаю, сколько стоило золото, но хлеб был дороже. Мы ели всякую траву, чаще всего лебеду, так как она негорькая. Её мелко рубили, смешивали с размятой картошкой, делали лепешки и ели.

Однажды в 1942 году Александр повёз хлеб из деревни за 70 км.

— Везу хлеб — 3,5 центнера отборного зерна, а сам из лебеды лепёшки ем. Лепёшки в мешке раскрошились, но от голода всё равно ешь, зачерпывая пригоршнями. До реки доедешь — рубашкой воду зачерпнул, попил, дальше едешь.

Война в лаптях

— После того как нас призвали в армию, мы приехали на станцию Котельнич. Я окинул взглядом толпу — народу было немеряно, и все в лаптях и телогрейках. Так до 1944 года в лаптях и воевали — ни сапоги, ни пальто не выдавали. Ничего не было. Когда кто-то погибал, его обмундирование отдавали другим. Потом союзники из Англии начали подбрасывать форму зелёного цвета. Так и ходила наша часть пёстрая, кто в чём. 1944 год запомнился как наиболее тяжёлый, кормили очень плохо. Похлёбка из перловой или другой крупы, кусок селёдки, хлеб. Принесут бак похлёбки на 10 человек, разольют — полтарелки гущи, остальное вода. Спали в казармах на нарах вповалку. Один повернётся на другой бок — все вынуждены повернуться.

Всю войну Александр Шарапов прослужил в артиллерии, в 108-м стрелковом полку. Когда Отечественная война закончилась на Западе 9 мая 1945 года, Александр остался на Дальнем Востоке — военная кампания Второй мировой продолжалась.

— Мы много времени провели в ожидании. В летнее время были постоянные тренировки по военному делу, пока не послали на Дальневосточный фронт. Войска ехали день и ночь, чтобы в августе 1945 года нанести совместный с Америкой военный удар по Японии. Заняв Манчжурию, кадровые войска были намерены целиком оккупировать Китай и потом продвинуться в Сибирь. Там была громадина наших войск, заполнили всю Монголию. С Запада подтянули военную технику: артиллерию, «катюши», авиацию. Месяц шли тяжёлые бои. Японцы сильно сопротивлялись. Когда наши брали пленных, то относились к ним гуманно, не терзали. Поили, кормили. Не то что фашисты.

Душное время

15 августа 1945 года Япония объявила о своей капитуляции, но Александр вернулся с войны лишь в 1950 году — 23-летним младшим сержантом, командиром орудия. На его груди гордо блестел орден Жукова и орден Великой Отечественной войны. Но спустя месяц поисков работы он понял, что человек, воевавший за Родину, не очень этой Родине нужен.

— Я уехал из деревни в Киров, но там меня не хотели брать ни на одно предприятие. Тогда я решил ехать в Пермь. Здесь и остался на строительстве Камской ГЭС. Устроился на Пермский электротехнический завод сварщиком и проработал там 44 года, общий стаж 56 лет. Варил в одиночку изнутри и снаружи огромные десятитонные цистерны под горючее. Работа тяжёлая, я задыхался внутри.

Ветеран в молодые годы.jpg

Когда в 1951 году Александр женился на Полине, ничего не было — ни картошки, ни постельного белья. Он смог купить на базаре только две железные оцинкованные ложки. Молодожёны получили от КамГЭСа комнату в бараке, 13,6 кв. м, долго спали на полу, потому что кровати не было. У них родилась дочь Нина, потом сын Коля, им Александр сделал две самодельные кровати. Вместе супруги Шараповы прожили больше 60 лет — до смерти Полины в феврале 2015 года. Дети подарили им двух внуков и внучку.

Слёзы об утерянном

Александр Шарапов помнит наизусть родную деревню, окружённую лугами, лесами, озером и рекой. У каждого жилого дома был участок 50 соток. Жили по три-четыре семьи вместе, жизнь кипела. Все спали вповалку на полу, и полатях, и на печке — русская печка большая.

Семь лет назад Александр ездил с детьми на могилу своей матери, которая похоронена недалеко от деревни Озеро.

— Мы преодолели не менее 7 тыс. км, чтобы увидеть места, где я вырос. Ехали вдоль полей — лишь в двух местах посеяна греча, остальное заросло травой. Деревни на пути все вымершие, в одной я насчитал 80 домов, но не прошло ни одного человека, не пробежало ни одной собаки. Приехали на могилу матери, потом пошёл к родному дому, — дрогнул голос ветерана войны, и слёзы побежали по щекам. — Пусто всё, ни души…

Сегодня из всей семьи Александр один остался в живых. Брат и сестра умерли в Перми, ещё один брат — на Украине. Всех своих боевых товарищей Александр тоже уже пережил.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости

В Перми за месяц помощь получили 90 бездомных

Нуждающиеся смогли принять душ, постирать вещи, получить психологическую и юридическую помощь

Дмитрий Маликов показал «любовь всей жизни». И это не жена

Звездные супруги давно мечтали о втором ребенке, но сами родить не смогли