Наталья Жукова: общество, вгоняющее себя в депрессию

Случилось мне намедни побывать в одном из районных ОВД Пермского края. По-новому это отдел МВД по такому-то району. Когда носила погоны, частенько приходилось бывать в этом райотделе в командировках. И вот вижу: на том месте, рядом с отделом кадров, на центральной стене второго этажа, по всему периметру — галерея сотрудников. И внимания бы не обратила, но взгляд невольно остановился на стене с фотографиями людей в форме. И вроде нормально всё, но снимки какие-то темные. У меня даже мысль промелькнула: возможно, это погибшие сотрудники. Ан нет. Присмотрелась-причиталась. И оказалось, это галерея сотрудников, уволенных из органов внутренних дел, так сказать, с позором — за различные грубые нарушения. Формулировки разные: «за грубые нарушения дисциплины», «за действия, порочащие честь сотрудника органов внутренних дел»… 

И люди на этих снимках разные: 1-2 сержанта, а все остальные (вот ведь!) ОФИЦЕРЫ (!), как милые, симпатичные девушки в званиях капитанских, так и лысые уже дядьки в погонах с большими звездами старших офицеров. Лица как лица, и ничем они, пожалуй, не отличаются от тех же самых, что обычно бывают на досках почета. Взглянула и пошла дальше. А на душе как-то нехорошо стало. Вроде и люди незнакомые, а все равно — мутит.

Это что же получается? Всякий, кто волей или неволей бывает в стенах этого полицейского отдела, первым делом видит эту галерею «позора». Могу себе представить, что думают при этом правонарушители: «Ага! А сами-то не лучше, коррупционеры несчастные!» Добропорядочные граждане наверняка в недоумении шарахаются, и я не сомневаюсь, что их тут же начинают одолевать большие сомнения: а помогут ли им в полиции, куда они пришли со своей бедой? Рискну предположить, что думают и сами сотрудники, не все, конечно, но большинство, когда проходят мимо этой галереи. А примерно так: «А поверх всех снимков надо повесить фото начальника и подписать «самый главный кАзёл». 

И я служила в органах внутренних дел. Давно это было. И что происходит там сейчас, мне, по большей части, неведомо. Но увиденное в райотделе заставило задуматься, как влияет этот вознесенный над каждым из них «кнут»?

Периодически я наблюдаю полицейских на улицах города, на участках. Мне кажется, сотрудники сегодня стали гораздо вежливее, почтительнее даже, чем в 90-е, когда довелось служить мне. Но при всей своей почтительности впечатление такое, что они постоянно находятся в ожидании готовящегося опрокинуться на их головы ведра с кипятком. Они, как правило, внимательно слушают любые высказывания граждан, но при этом как-то ежатся и стремятся быстрее отделаться от гражданина, соорудив соответствующий документ.

…Сколько лет прошло с момента расстрела людей в гипермаркете потерявшим всякие ориентиры майором Евсюковым? Кажется, именно с того момента в МВД началась масштабная реформа и чистка рядов. Рефреном тех лет было вытравить каленым железом всех «оборотней в погонах» и набрать на службу кристально честных. Сложно сказать, закончилась ли эта реформа, но, очевидно, что основной ее этап все же завершен. И новое название силового ведомства «полиция» вместо «милиции» — яркое тому подтверждение.

После увиденной «галереи позора» у меня появилось стойкое ощущение, что чистка личного состава прекратиться никак не может. Начальство заявляет о том, что в полиции на сегодня большой дефицит кадров. Но и те, что есть, как видим, органы дискредитируют, получается. Хотя лично мне приходилось выслушивать немало в том числе и негативных высказываний о результатах реформы полиции как от простых сотрудников, так и от старших офицеров. Но дело даже не в этом. Я хочу сказать о психологической ситуацией, в которой оказались сегодня не только сотрудники полиции, но и простые граждане, которых, хотят они этого или нет, знакомят с «галереей позора», когда они приходят в полицию. Маленькие райотделы сродни деревенским, где все друг друга знают. Где увиденное или услышанное широко и долго обсуждается на все село или на весь городок.

Я никоим образом не хочу защитить всяких нарушителей, порочащих, позорящих и дискредитирующих. Но я хочу заметить, что обстановка негатива, которую создаем мы сами себе, вряд ли способствует улучшению как состояния преступности, а главное, нашего социального самочувствия. Скорее, наоборот, это повергает общество в какую-то унылую безнадегу. А если на минуточку представить, что аналогичные стенды со снимками проштрафившихся сотрудников будут регулярно вывешивать во всех других государственных (муниципальных) учреждениях? Ну, например, в школах, в больницах, в детских садах? Вы представляете, какой степени агрессии и злобы добавится в нашем и без того обозленном обществе? Боюсь, но такими мерами мы создаем среду нетерпимых друг к другу людей, где каждый в каждого тычет пальцем.

Может, пора остановиться? Я не о полиции — я вообще. Может, следует гордиться тем, чем есть гордиться, демонстрировать силу, а не слабость, волю, а не порок?
Недавно один известный российский политолог Олег Матвейчев в интервью мне сказал, что государственного служащего надо выращивать: брать лучших, а не по знакомству, блату и жулье всякое. Воспитывать, смотреть в процессе, и если он этого заслуживает — вот тогда повышать по службе, представляя это как награду за добросовестный труд. Но если «галерею позора» считать «мерой воспитания», которая доминирует над всеми остальными мерами воспитания, то мы, скорее, получим вялое, депрессивное сообщество людей, не способных ни к каким прорывным идеям ни в одной из сфер жизнедеятельности.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости