Наталья Жукова: При кризисе доверия любые решения власти локальны

Пока население Пермского края трепетно наблюдает за возвращением блудного отца Люцифера в семью, в «политическом штабе» губернатора Басаргина вызрели новые кадровые решения. Как и в предыдущий раз, они прорастали в недрах губернаторской администрации в дни календарных праздников.

Конечно, создается стойкое ощущение того, что для генерации серьезных кадровых решений губернатору, как воздуха, не хватает будней, в которых так много всякой противоречивой и враждебной текучки. Поэтому все «мозговые штурмы» с узким кругом доверенных лиц проводятся исключительно по праздникам, в отпусках и на больничных, чтобы ничто не угрожало ни тиши рабочих кабинетов, ни даже гипотетической преждевременной утечки информации.

Помимо этой сакральной методики принятия решений, которую, по гамбургскому счету, можно отнести к вещам сугубо психологического свойства, есть в подписанном губернатором кадровом решении ряд других нюансов. Чтобы понять, что же на самом деле произошло, попробуем ответить на вопрос: кто является выгодоприобретателем произведенных кадровых перестановок и аппаратных оптимизаций?

Сергей Неганов с первого взгляда, конечно же, выглядит пострадавшим. Ведь этот бонза политических войн и тактических решений, заведовавший внутренней политикой в регионе продолжительное время, лишился статуса заместителя главы администрации, а его компетенция целиком перешла под контроль одного из немногих фаворитов губернатора Кирилла Маркевича.

О том, что Неганов не люб приезжей власти и может быть подвергнут обструкции, было понятно еще два года назад – как только возникли первые слухи об его скором увольнении из администрации. Слухи подтверждались некоторыми «инсайдерами», наперебой рассказывавшими о том, что Сергей Васильевич де реально ищет работу.

Но его поиски работы затянулись настолько, что можно с уверенностью говорить, что Неганов хоть и не люб, но в нем есть крайняя нужда для команды с Куйбышева, 14. Политический ландшафт региона настолько неоднороден, ёмок, а в последнее время обзавелся еще и «партизанщиной» — когда муниципальные главы говорят не то, что думают, а делают не то, что говорят.

Поэтому вполне справедливо технологи говорят о том, что в руках Неганова — «ключики», без которых власти не видать управления внутренней политикой. Поэтому его «поджимают» на передачу «опыта». Но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что опытный аппаратчик Неганов главный «ключик» не отдаст. И сделает это так мастерски, что никому и в голову не придет, что «ключик» этот существует.

Именно поэтому я бы остереглась уверенно называть Сергея Васильевича фигурой пострадавшей.

Игорь Орлов — с первого взгляда, в этой политической комбинации является выгодоприорбретателем. С общественной должности руководителя регионального отделения партии «Родина» он вновь получил должность государственную, которая по значимости вполне соизмерима с его предыдущим постом вице-премьера правительства — министра общественной безопасности.

Что и говорить, с этой сферой деятельности у Виктора Басаргина как-то не получилось, не задалось с самого начала. Его первая креатура министра ОБ челябинский генерал МВД в отставке Виктор Лесняк, по неофициальной информации, сумел перессориться со всеми силовиками в регионе и вскоре вынужден был подать в отставку.

Следующий министр ОБ экс-начальник военного института на Гайве Владимир Капищенко не устроил уже Виктора Федоровича и хоть и был уволен по собственному желанию, но удостоился семантически окрашенных фраз в блоге губернатора, имеющих понятную негативную тональность.

После этого несколько месяцев министра ОБ так и не было, хотя, по слухам, занять этот пост желающие были. Вероятно только, что их желания не совпадали с их «обликом моралис».

Возможно, поэтому Басаргин поступил по принципу «чтоб горе то пресечь, собрать все книги бы да сжечь» и просто расформировывает министерство ОБ. В конце концов, когда в масштабах всей страны упраздняется одно из крупнейших ведомств, которым руководил сам Виктор Федорович, то почему бы ему не сделать то же самое в рамках отведенных ему полномочий.

Таким образом, на руинах министерства ОБ вырастает должность зама главы администрации по безопасности. И в этом кресле оказывается Орлов, который по формальным признакам пошел на повышение. Хотя тут же от блогеров в Сети появилась конспирологическая версия о том, что Орлов специально заведен в администрацию, чтобы «приглядывать» за Кириллом Маркевичем. Но, зная Игоря Николаевича, склоняюсь к мысли о том, что это его личный путь и выбор: он не депрессирующий от прошлых неудач экс-служащий, а солдат системы, который мечтает стать генералом и которому еще очень далеко до пенсии. Это нормально.

Кирилл Маркевич, конечно, приобрел достаточно. В его руках оказались реальные рычаги управления внутренней и информационной политикой в регионе, являющих одну из основ государственного управления субъектом. Кроме того, вполне реально Маркевич подтвердил собственный статус-кво в качестве заместителя главы губернаторской администрации, а не какого-то там пресс-секретаря.

Вообще Кирилл Игоревич обладает ценными качествами, необходимыми для выживания в системе. Но тут, как говорится, нужно «попасть в тренд». Он упорен и целеустремлен в реализации своих намерений, невзирая на критику со всех сторон, несмотря на откровенный сарказм оппонентов, несмотря на сомнительность самих его решений.

Возможно, поэтому в Перми образовалась уже целая каста управленцев, искренне называющая его «эффективным менеджером» и «талантливым управленцем». Но беда его в том, что он недоговороспособен с оппонентами, иногда нарочито конфликтен, а исключительной методикой его действий стала кулуарная и подковерная борьба.

Беда его в том, что политический бомонд региона ему не верит, для многих он — нерукопожатен. Поэтому все его «выгоды» сомнительны, а будущее туманно.

Анатолий Маховиков. А кто его знает?!!

Когда с аналогичной должности зампреда правительства по территориям на аналогичную должность главы администрации губернатора в аппарате Олега Чиркунова был переведен Яков Силин, то все говорили почему-то, что реально это понижение.

У Маховикова, конечно, другая ситуация. Фантомной, скорее, была его власть в роли зампреда, а вот в роли главы администрации его деятельность могла бы наполниться реальным смыслом, учитывая предстоящую череду избирательных кампаний 2016 года. А учитывая оставшиеся нерушимые связи Анатолия Юрьевича в городе Перми, и вовсе можно было бы предположить, что многое он берет под свой контроль.

Но, как говорится, из песни слова не выкинешь. А если выкинуть, то это уже не песня, во всяком случае, не та. Поэтому Анатолий Маховиков, получивший высокую должность, но потерявший ведущие полномочия, делегированные Маркевичу, во всём этом раскладе становится фигурой, скорее, номинальной, чем реальной.

Наш собеседник, близкий к администрации президента, считает, что роль Анатолия Юрьевича в АГ будет и вовсе незавидной. «Его можно только пожалеть, потому что реальные рычаги управления будут в руках другого человека, а он только будет подписывать бумаги и нести ответственность». Источник полагает, что именно по этой причине Анатолий Маховиков уже через полгода уйдет с этого поста, не возлагая на себя бремя федеральных выборов, как это до него сделали Григорий Куранов и Алексей Фролов. В целом, по мнению собеседника, принятые губернатором кадровые решения способствуют усилению команды «варягов» в Пермском крае. Но при этом их будущее очень туманно: есть вещи, которые не перешибить никакой плетью, — это доверие. А когда кризис доверия — любые властные решения локальны.

Посмотрим.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости