Андрей Сумливый о возможном уходе «Уралкалия» в непубличную плоскость

Слухи об уходе ПАО «Уралкалий» с биржи становятся всё настойчивее. Может ли это свидетельствовать о возможном слиянии компании с «Уралхимом», «Пермской трибуне» пояснил экономист Андрей Сумливый.

Можно по-разному относиться к слухам, но некоторым всё-таки стоит доверять. Например, когда речь идёт о том, что «Уралкалий», возможно, превратится в непубличную компанию. Логика и череда событий подтверждают это.

Компания выкупает собственные акции, доводя пакет квазиказначейских бумаг почти до 25%. Решение принимается на фоне расширенной инвестиционной программы «Уралкалия», связанной со строительством новых мощностей взамен аварийного рудника. 33 млрд руб. запланированных инвестиций нужно как-то финансировать. Поэтому, строго говоря, особой необходимости направлять денежные потоки на выкуп акций у миноритариев не было.

Сильным аргументом, правда косвенным, для меня является наличие в составе акционеров «Уралкалия» структур «Уралхима», подконтрольного олигарху Дмитрию Мазепину. Отношения предпринимателя с публичными компаниями ёмко можно охарактеризовать фразой: «как-то не очень». Многочисленные истории, например, от Кирово-Чепецкого комбината до березниковского «Азота», указывают на стиль работы г-на Мазепина: бизнес лучше вести без миноритариев. Поэтому, по всей видимости, именно «Уралхим» — инициатор перевода «Уралкалия» в непубличную плоскость.

Для завершения дела, конечно, требуется договориться с «ОНЭКСИМом» (20% у Михаила Прохорова), китайским фондом CIC (12.5%). Но успех таких переговоров сводится к цене вопроса, которая, думается, давно просчитана.

Непубличность компании в узком смысле подразумевает, что её акции не обращаются на биржах. В широком — что компания принадлежит единичным собственникам. Полагаю, что пройти делистинг (исключение акции из биржевого списка по решению биржи или самой кампании) сначала в Лондоне, а затем на Московской бирже можно в течение ближайших месяцев. Добиться исчезновения миноритариев сложнее. Для этого, пожалуй, будет требоваться проведение ещё одного выкупа акций, а то и не одного. До тех пор, пока в одних руках не будет сосредоточено 95% акций. После чего на законных основаниях можно предлагать принудительный выкуп, отказаться от которого миноритарии не вправе.

У всех, кто связан с пермским фондовым рынком, уход «Уралкалия» должен вызывать грустные чувства. Компания в определенном смысле была легендой рынка, достойной учебников. Её акции составляли основу внебиржевой скупки, на которой поднялись целые династии местных инвестиционных компаний. Кто теперь, например, вспомнит, что «Уралкалий» уже пытался превратиться в ООО, защищаясь от поглощений? Собрание акционеров по этому вопросу было назначено на символическую дату — 31 декабря (2002 год). А кто посмеет назвать Березники «городом миллионеров» на том основании, что акции «Уралкалия» котируются слишком дорого, как это было в 2008 году?

Кто выигрывает и проигрывает от того, что «Уралкалий» станет непубличной компанией? Если разговор об акционерной стоимости, то боюсь, что здесь игра с нулевой суммой — кто-то должен проиграть, чтобы другие выиграли. Миноритарии рано или поздно будут вынуждены расстаться с акциями. Произойдёт это вблизи текущих цен, т. е. продадут акции недооценёнными. Потенциал роста стоимости бизнеса (он есть, не сомневаюсь) достанется мажоритариям.

Проиграет сам «Уралкалий», вернее, пострадает его финансовое положение. Из-за оттока ресурсов на выкуп акций ухудшатся кредитные метрики компании, вырастет чистый долг. Непубличный статус будет подразумевать повышенные риски корпоративного управления. Рейтинговые агентства не дремлют. Буквально на этой неделе «Уралкалий» лишился инвестуровня от Fitch.

Полагаю, что от непубличного статуса «Уралкалия» выиграют местные власти. Как известно, существует давняя история с переплатой компанией налогов в региональные бюджеты. Возврат переплаты оказался болезненным для бюджета. Поэтому заключалось добровольное соглашение с «Уралкалием» об отсрочках, что, мягко говоря, не соответствовало интересам миноритариев. Сейчас договариваться будет проще.

Главное же последствие ухода «Уралкалия» я бы описал коротко: «минус один». Российский финансовый рынок, возможно, лишится ещё одной компании, удобного перспективного инструмента инвестирования. Сжатие рынка продолжается, а отражением каких экономических трендов это является, можно обсуждать отдельно.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости