Юрист рассказала, как на самом деле регулируется работа коллекторов

В эфире радиостанции «Эхо Перми» юрист Наталья Русакова рассказала о том, как на самом деле регулируется коллекторская деятельность.

— Наталья, в последнее время в СМИ все чаще возникают новости о неподобающем поведении коллекторов – представителей служб по взысканию долгов. Может быть, это преувеличенная картина или проблема действительно стоит очень остро?

— Картина на самом деле не преувеличенная. Ситуация в коллекторской сфере достигла, наверное, апогея. Понятно, что налогоплательщик, создавший долг, нарушил договор, однако наличие долга не лишает человека права на охрану его собственных интересов и свобод. И зачастую коллекторы, которые ведут себя незаконно, а в большинстве случаев и криминально, нарушают его права.

— А нарушения какого рода чаще всего бывают, с какими вам чаще приходилось сталкиваться?

— Нередко коллекторы развешивают объявления в виде постеров с фотографиями должников, описывая всю ее судебную историю, задолженность и кредитную историю. В итоге об этом знает весь дом, как минимум, подъезд. Это является нарушением распространения персональных данных самого заемщика. Но чаще всего коллекторы терроризируют людей назойливыми телефонными звонками. Звонят, как правило, с разных телефонов разные люди.

— То есть в черный список так просто не внесешь?

— Да. Потому что один номер ты вносишь в черный список, проходит час-полтора – человек звонит уже с другого, представляется сотрудником какого-либо банка или коллекторского бюро и по той же схеме начинает работать.

— Наталья, у нас, я правильно понимаю, закон о коллекторской деятельности так и не принят?

— Законопроект существует, его уже не один год пытаются принять, но воз и ныне там.

— Что мешает его принятию?

— Очень много пробелов, очень много несоответствия общему законодательству РФ. Но на самом деле у нас при общении с коллекторами может помочь ряд законов. Например, закон «О потребительском кредите», который у нас действует с июля 2014 года. Также закон «О банковской деятельности», закон «О персональных данных», кодекс об административных правонарушениях и уголовный кодекс. Это основные законодательные акты, которыми мы можем как-то регулировать коллекторскую деятельность.

— Есть ли шансы, что законопроект, о котором вы говорили ранее, будет принят?

— Если честно, я пока этих шансов не вижу. Не настолько мы готовы, наверное, к принятию такого закона, так как у нас сам менталитет коллекторов не готов к нормальной жизнедеятельности и общению с кредиторами.

— А какие у них есть вообще права? Что по закону может делать коллектор с должником?

— Проще сказать, что он не имеет права делать. Как мы уже говорили – назойливые телефонные звонки, угрозы жизни, угрозы кражи детей. Многие их действия подпадают даже под статью уголовного кодекса, но очень тяжело это доказать. То есть мы не можем идентифицировать человека по телефону, сказать, что вот Иван Иванович, являющийся сотрудником такого-то коллекторского бюро — хотя у нас даже нет такого понятия — он нам угрожает. Коллекторам запрещено требовать возврат долга, совершая при этом действия с намерением причинить вред заемщику. Запрещено злоупотреблять своим правом в других каких-либо формах, например, говорить: «Я сейчас вызову мобильную группу, она у вас все изымет, и вы останетесь ни с чем». Запрещено по собственной инициативе кредитора или коллектора звонить или встречаться с должником у него дома. В рабочие дни с 22.00 до 8.00, а также в выходные и праздники с 20.00 до 9.00, это строго запрещено.

— Ну а вообще в гости они приходить право имеют?

— Основания? Они как судебные приставы, только без полномочий. Грубое сравнение, пусть не обижаются на меня представители вторых, но это так и есть на самом деле. Бывает, что и сами судебные приставы действуют как коллекторы.

— То есть гражданин имеет полное право не пускать коллектора на порог?

— Конечно. Он будет абсолютно прав. Это его территория, и никто не в праве без судебного акта или иного документа заходить на его территорию.

— Касательно звонков по телефону — что можно подразумевать под назойливостью звонков? Ведь у них есть временные рамки, в которые они могут звонить. А установлена ли вот эта частота звонков?

— На самом деле частота нигде не прописана. И они могут звонить хоть каждую минуту, и будут звонить разные люди. Надо изначально выяснить, откуда вообще информация взялась по заемщику у этих людей.

— Как раз по поводу персональных данных хотелось бы спросить. Банк ведь должен заключить с коллекторским агентством договор уступки прав требований. И в этом договоре должна быть прописана передача персональных данных каким-то образом.

— На самом деле передача персональных данных в этом договоре не может фигурировать, потому что нет согласия самого заемщика.

— Ну а если он банку дал согласие на обработку персональных данных, банк имеет право передать это согласие вместе с уступкой прав требований?

— Нет, одно дело – дать право на обработку, другое – дать право на передачу этих персональных данных третьим лицам. И для этого нужно согласие заемщика.

— То есть человек должен не банку, он должен именно коллекторскому агентству дать свое согласие на обработку персональных данных, чтобы у коллектора появилось правовое основание ему звонить, приходить в гости и т.д.?

— Нет. Вы можете представить, что я, заемщик, даю право коллектору требовать с меня деньги? Ну это же смешно. Такое нигде законодательно не урегулировано.

— Что человеку делать, если он оказался в такой ситуации? У нас сейчас масса микрофинансовых организаций на рынке. История с Никитой Пальяновым, которого убил коллектор – одна из самых громких, но подобных ситуаций ведь очень много. Микрофинансовых организаций не один десяток, они раздают кредиты под астрономические проценты – до 700% годовых, это 2% в день фактически. Люди, взяв в долг тысячу рублей, оказываются должны десятки и сотни тысяч через очень короткий промежуток времени, и таких людей очень много. И, соответственно, очень много людей сейчас находятся под прессом коллекторов. Вот что человеку делать, если он под этим прессом оказался?

— На самом деле здесь несколько вариантов развития сценария. Если присутствуют назойливые звонки, то есть один сценарий развития, если ему приходят документы, то здесь другой сценарий развития.

— Давайте озвучим гипотетический пример – есть человек, и ему звонят буквально каждые 15 минут с разных номеров телефонов. Просто звонки, звонки, звонки. Пусть без угроз даже, просто надоедают телефонными звонками.

— Заемщик адекватен и прекрасно помнит, где он брал кредит, начнем с этого. То есть он прекрасно может предположить, какой банк может передать его персональные данные, чтобы с него таким образом могли взыскать деньги. Первое, что нужно сделать заемщику, на мой взгляд, это отправить запрос в банк. Узнать, была ли передача уступки прав требований, давали ли кому-то полномочия, доверенности, заключались ли какие-то другие договоры, чтобы взыскать долг. К сожалению, банк не заинтересован быстро давать информацию, и ответ заемщику, конечно, придется немного подождать, грубо говоря, календарный месяц. Банк может ответить «Да, передали», но такое бывает крайне редко. Обычно передачу данных отрицают. В таком случае я рекомендую своим клиентам записывать эти разговоры. Телефонные звонки ведь не прекратятся. Есть масса бесплатных приложений, когда у вас входящий звонок записывается автоматически. В любом случае коллектор на другом конце провода представляется мало-мальски, он говорит, какое коллекторское бюро он представляет.

— Они обычно звонят, называя себя представителями банка. Они не говорят, что это коллекторское агентство. Звонит Иван Николаевич, представитель такого-то банка. Сбрасываешь Ивана Николаевича, тем же самым голосом звонит Василий Петрович, также представитель того же банка.

— Также он может представиться начальником службы взыскания банка. Как они только не называют себя. Есть такое выражение у адвокатов: «Слова к делу не пришьешь». Нам все равно нужны официальные запросы и документы для того, чтобы нам идти дальше. Аудиозапись телефонного звонка – один из механизмов влияния. Но мы должны все равно предупредить, что мы ведем аудиозапись телефонного звонка, дабы это было доказательством в суде, если до этого дойдет. Есть варианты воздействия через Центробанк. Но, честно говоря, я не совсем приемлю такой вариант развития. Потому что недавно были два случая, когда нам Центробанк, являясь надзорным органом кредитных организаций, просто сказал, что не контролирует коллекторов. Пришлось другим путем изыскивать информацию.

— Логично, они же не являются участниками финансового рынка и Центробанку неподконтрольны.

— К сожалению, да. Хотя в законах о банковской деятельности они являются контрольным органом. Иногда наши клиенты на сайт Центрального банка пишут обращения, понимая, откуда растут ноги. Также пишут на сайт кредитной организации, в которой они получали денежные средства. Сейчас закон их обязывает иметь официальные сайты. У нас есть договор публичной оферты, на который они часто ссылаются при выдаче денежных займов. Туда мы отправляем все запросы, жалобы и ждем, как всегда. Другого варианта пока нет. А дальше в зависимости от того, что ответили, в какой форме ответили, мы уже идем дальше.

— У меня вот по поводу писем есть еще один вопрос. Есть ли у коллекторов право присылать письма с большими пометками «Взыскание долга» или «Служба взыскания долгов», а иногда еще и сумму умудряются там же прописать. Причем это все в открытом доступе лежит где-нибудь на подоконнике в подъезде, и любой проходящий может взять и посмотреть, что с Ивана Ивановича Иванова взыскивает 300 тысяч рублей такое-то агентство.

— Я в начале интервью говорила, что у нас такие постеры очень оригинальные размещают, даже с фотографиями на дверях. Конечно, коллекторы не имеют права этого делать ни в коем случае. Это нарушение, насколько я помню, ст.7 закона «О защите персональных данных». Согласно этой статье, кредиторы или коллекторы, имеющие доступ к персональным данным, не имеют право раскрывать сведения посторонним лицам. А они, получается, в открытую – смотрите, ваш сосед нам должен денег.

— Возможно ли вообще отозвать у самого банка право на обработку персональных данных?

— Да, для этого вы обращаетесь в банк с официальным письмом: «Прошу с такого-то момента, с такой-то даты не распространять мои данные», и ссылаетесь на статьи закона. Это статья 26 закона «О банках и банковской деятельности» и статья 7 закона «О персональных данных». Банк обязан отреагировать, исключить ваш контакт как клиента из списка распространения данных.

— Банк имеет право отказать?

— Нет. Заемщик дает право. Как он его дал, так он может его и забрать. Это не обязанность банка и не право банка – это право заемщика дать такое право.

— Просто многие дают согласие на это в надежде, что это будет дополнительным пунктиком получить согласие от банка на выдачу кредита.

— Чтобы получить деньги, да. К сожалению, это такой рычажок у банка или кредитной организации, чтобы получить информацию.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости