Сомнолог Григорий Анисимов: «Страшный сон — это хорошо»

Как информационный невроз приводит к расстройству сна, что такое синдром менеджера и почему кофеин — плохой помощник в борьбе с засыпанием? Об этом «Пермской трибуне» рассказал кандидат медицинских наук, сомнолог Григорий Анисимов.

_MG_6722.JPG

Григорий Владимирович, с какими обращениями чаще всего сталкивается сомнолог?

— Самая распространённая проблема у взрослых — это вторичная бессонница на фоне хронических стрессов, синдрома менеджера, приёма препаратов и нарушения гигиены сна. Часто также жалуются на нарушение циклов сна и бодрствования. Такая проблема встречается у людей с переменным режимом работы или у тех, кто часто летает. Представьте себе, 60% разводов случается в семьях, где работают посменно в ночное время. Люди недосыпают и из-за этого не могут сдержать эмоции, возникают скандалы.

На втором месте по числу обращений храп с апноэ (остановкой дыхания). Не так страшен храп, это всего лишь вибрация воздуха при неправильном его поступлении по глотке и дыхательным путям. Страшны остановки дыхания во сне на фоне ожирения, поскольку они в десятки раз увеличивают риски получить инсульт или инфаркт.

Также обращаются с проблемами парасомний: кошмарные сновидения, ночные панические состояния, снохождения, нарушения пищевого поведения во время сна. Например, когда люди ночью встают и едят, а утром не помнят. Или есть синдром беспокойных ног: человек, ложась в постель, чувствует неприятные ощущения в ногах, у него возникает непреодолимое желание подвигаться. Он полчаса спит, потом ходит, потом снова спит. Это приводит к нарушению структуры сна. Иногда это путают с неврозами, но препараты против неврозов вредны при этом заболевании.

Реже всего обращаются с такой проблемой, как гиперсомния. У нас многие говорят о бессоннице, а есть люди, страдающие от повышенной сонливости. Бывает, что гиперсомния связана с такой болезнью, как нарколепсия. Это когда человек непреодолимо хочет спать и днём, и ночью, а от любого шороха, шума, эмоций падает навзничь. При этом у него отключается мышечный тонус и он видит осознанные сновидения. Есть так называемая болезнь Гоголя, когда человек на фоне психотравмы впадает в спячку. Например, если у человека на работе проблемы, он может приходить домой и ложиться спать, свернувшись клубочком, как ребёнок.

Можно ли сказать, что время информационных технологий и гаджетов способствуют росту случаев расстройств сна?

— Большое количество информации делает человека зависимым от неё. Мы начинаем чувствовать себя без телефона как без рук. Из-за этой мании человек задаётся вопросом: а чем можно пожертвовать, чтобы, например, подольше посидеть в интернете? И решает лишить себя сна. Этим часто страдают в подростковом возрасте, но и у взрослых возникает информационный невроз. А невроз всегда включает в себя нарушения сна. Возникает бессонница. Она происходит из-за того, что внутренние биоритмы не совпадают с внешними. Когда человек сидит за компьютером, его мозг возбуждён. Начинается зевота — сигнал, что пора спать, но мы его пропускаем. В результате происходит гиперактивация мозга. И человек, даже если хочет спать, лежит и не может уснуть. Потом он вроде бы засыпает, но уже вразрез со своими биоритмами. И утром ему уже тяжело просыпаться, падает работоспособность, появляется утомляемость, а отсюда раздражительность, всплеск эмоций, снижение внимательности.

Или к нам приходят тревожные личности, которые и так от эмоций загораются как спичка, а посмотрев вечером новости, получив шквал информации, доводят свой мозг до такой стадии возбуждения, что потом не могут уснуть. Порой эмоции нам мешают. А мозг для этого и спит, чтобы убрать излишние эмоции. Сон — это не отдых мозга, это работа, только иная.

Когда человек учится в университете или работает и говорит, что не спал полночи, это звучит даже гордо. А какие могут быть последствия?

— Да, иногда люди гордятся тем, что они такие самоотверженные трудоголики, что даже ночью работают. Это хорошо, когда ты молод. Если организм здоров, ничего страшного в этом нет. Но есть жёсткое сомнологическое правило: если ты работал и не спал, то две следующие ночи ты должен отсыпаться.

Другое дело, что, если хочешь не спать, не нужно для этого употреблять кофеин. Он лишает не только сна, но и препятствует восстановлению процессов памяти. Человек-то, может, и выспится, но память и внимание восстановит не полностью. К тому же после бессонной ночи на 40–50% снижается самооценка.

Поэтому самое лучшее средство, чтобы не спать, это движение. Нужно подвигаться и дальше сесть работать.

От бессонницы часто страдают очень занятые люди — бизнесмены, политики. Расстройство сна может повлиять на их решения?

— Вообще не зафиксировано больше четырёх-пяти истинно бессонных ночей. На третью ночь возникает сон в любом положении с открытыми глазами. Так называемый локальный сон, когда мозг засыпает и всё, ты ничего сделать не можешь. Поэтому это миф, когда люди говорят, что не спят десятилетиями. Они спят, но поверхностно, чувствительно, часто просыпаются. Это не освежающий сон, как после тропического дождя. Конечно, когда происходят такие нарушения сна, это влияет на принятие решений, на управление своими мыслями, эмоциями. Отсюда вспыльчивость, негативизм, аффекты.

На фоне этого у взрослых людей возникает ещё одна проблема — зависимость от препаратов. К нам часто обращаются активные, успешные люди, бизнесмены, которые просят выписать снотворное. Им проще пить таблетки, а не решать свои психологические проблемы, не соблюдать гигиену сна. Но задача сомнолога не в том, чтобы назначить снотворное. Бессонница — это синдром чего-либо. И сомнолог должен найти причину, а не из пушки по воробьям стрелять. Снотворное выписывается как раз на тот период, когда идёт поиск причины. Как правило, это не больше трёх недель. Если же пить таблетки дольше, возникает вторичное нарушение сна, зависимость.

Говорят, что нужно спать семь-восемь часов в сутки. При этом известно, что Наполеон и другие великие люди спали по четыре-пять часов. Есть ли какая-то норма сна?

— Профессор Я. И. Левин говорил: «Можно спать и четыре часа, но нужно понимать, как существовать днём». То есть вы можете спать четыре часа, но при этом нужно рассчитывать, чтобы у мозга и других органов были резервы. Иначе организм может истощиться. Вы сравните темп жизни у Наполеона и у нас! Мы живём в эпоху урбанизации, в эпоху информационных технологий, поэтому наши резервы расходуются быстрее.

Если говорить о том, сколько часов нужно спать, то всё индивидуально. Порой мы об этом забываем. Например, говорят, что все дети должны спать днём. Но после трёх лет этого можно не делать.

Семь-восемь часов — это среднестатистические данные. На сегодняшний день нормой считается и сон в пять-шесть, и в десять-одиннадцать часов.

Согласны ли вы с тем, что надо вставать рано?

— Первые полтора часа мы спим очень крепко, вечером много глубоких стадий сна. А под утро возникает много фаз сновидений. Если ты просыпаешься в этот период, то хорошо себя чувствуешь. А бывает, что человек поспал восемь-девять часов, но дольше, чем обычно, например в выходные, то он проскакивает фазу сновидений. В итоге он чувствует себя разбитым. Порой это может даже спровоцировать так называемую мигрень выходного дня. Поэтому, когда люди жалуются, что плохо встают, я им рекомендую вставать на 30–40 минут раньше, чтобы попасть в фазу быстрого сна. Кроме того, раннее пробуждение оптимизирует синхронность внутренних биоритмов с солнечными.

Как вы относитесь к гаджетам, которые будят человека в стадии быстрого сна?

— Когда мы спим, мозг блокирует поступление информации. Если человек находится в глубокой стадии сна, то информация до него не доходит. «Не докричишься», как говорят. А если человек пребывает в стадии сновидений, есть два варианта событий: мозг или пробудится, или начнёт вкраплять информацию в сновидения, немного активизируя сознание.

Гаджеты транслируют информацию мозгу: это может быть свет, направленный в глаза, или тактильное воздействие. Тогда мозг включает сознание и человек начинает понимать, что видит сон. Такие сны называют осознанными или люцидными (сон во сне). Некоторые люди стараются контролировать свои сновидения. Но это очень опасная вещь. Управление снами — это определённое информационное оружие. Осознанными сновидениями можно заниматься только с позиций психотерапии и неврологии, а не хиромантии.

Нужно ли запоминать свои сны?

— Мнения учёных по этому вопросу разделились. Одни полагают, что люди должны вставать и забыть свои сны. Их позиция основана на том, что, когда нам снятся сны, задействовано образное мышление, правое полушарие. Идёт работа с подсознанием, своего рода сублимация «Ид» по Фрейду. Когда у нас мало эмоциональной разрядки днём, она происходит во время сна. Как в народе говорят, утро вечера мудренее. В стадии сновидений мы выплёскиваем эмоции и таким образом стабилизируем свою личность. И страшный сон — это тоже хорошо. Поэтому ряд учёных полагают, что сны не нужно запоминать.

Другие учёные придерживаются противоположного мнения и говорят, что важно помнить и анализировать свои сны, чтобы быть себе психотерапевтом. По их мнению, проснувшись, надо подумать, почему приснился такой сон, что он символизирует. К тому же есть так называемые вещие сны о болезни, что уже подтверждено научно.

Беседовала Юлия Усольцева

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости