Половецкие пляски: Ирина Колущинская о дефолте Пермского края

или До дефолта Пермского края осталось 2 млрд рублей.

Во времена Киевской Руси на восток от рязанских земель простиралось поле, населённое кочевыми племенами, обобщённо называемыми половцами. Головной боли с ними было предостаточно. В «неоновейшей» истории Перми тоже есть своё чисто поле: Бахаревка. И проблема этой территории в пермской политике порождает то битвы, то пляски, однако позитивного её решения не видно. Скорее наоборот.

…Земли бахаревского аэродрома были государственными. Губернатор Олег Чиркунов хотел использовать их под комплексную застройку по типу рациональной застройки Городских Горок. Долго, да и незачем вспоминать, как всё шло, но в итоге Чиркунов сказал, как Карандышев в «Бесприданнице»: «Так не доставайся же ты никому!» — и вопрос застройки бахаревского поля закрыл. А Николай Бухвалов в результате, по сути, тех боев покинул пост пермского премьера. Серьёзные люди, с которыми трудно не согласиться, считают, что с того момента эта должность стала у нас номинальной, а само понятие пермского правительства — явлением виртуальным.

В итоге эта земля таки стала частной, и уже нынешние пиар-трубадуры возвестили: «Здесь будет миллион квадратных метров дешёвого жилья!» Нормальные люди содрогнулись: миллион квадратных метров гетто?! О сетях и инфраструктуре на этих половецких землях в такой ситуации даже думать не хочется… Однако выяснилось, что город Пермь не имеет в виду брать на себя такие хлопоты. И компания «ПИК» отказалась строить жильё в чистом поле. И бахаревская земля тяжёлым грузом легла на плечи собственников. Что делать? Есть версия.

Несколько дней назад из информированных источников выяснилось, что господа из краевого правительства посетили Парк Победы. Это лесополоса на Бахаревке. И выяснилось, что власть, похоже, намерена здесь, с заходом на поле, построить… зоопарк. Рубить Черняевский лес у неё не получилось. О том, что у пермского зоопарка давным-давно есть земля, обозначенная в Генплане, зарегистрированная в регпалате и поставленная на кадастровый учёт, господа на Куйбышева, 14, видимо, не хотят знать. Но об этом хорошо знают господа из Челябинска, которые хотели бы на землях зоопарка строить жильё. И начался очередной виток бреда про зоопарк и новые пермские половецкие пляски.

Есть какая-то внутренняя связь в этой пермской хореографии: па-де-труа на тему Пермской галереи (правительство, казарма ПВКИКУ и УФАС) меняется сольными фуэте этой власти на тему зоопарка. Заканчивается пляска про зоопарк — тут же начинается тема галереи. И наоборот.

Однако сегодня есть новая вводная: мы можем порадоваться за соседей. До сих пор в России было только три музея эрмитажного типа: питерский Эрмитаж, музей им. Пушкина в Москве и наша Галерея. И мы свердловчан жалели: по сравнению с ПХГ их вместилище художественных ценностей было никаким. А теперь Екатеринбург обретает филиал Эрмитажа. Под него и собственные музейные сокровища в Екатеринбурге старой казармы нет, и приходится довольствоваться новым зданием, которое, считают специалисты, более чем в половину дешевле реконструкции под галерею казармы ПВКИКУ. Ну что с них взять, бедноты?

Кстати, о соседях. Коллеги сообщают, что госпожа Ковтун ищет работу в Екатеринбурге. Любая половина её сдвоенной должности, по мнению сайта, — «расстрельная». А судя по интервью госпожи Ковтун в пермских СМИ, она, видимо, плохо представляла объём и суть работы, под которой подписалась. По её словам, наш край — пионер и стахановец в области здравоохранения, а наш главный результат — доступность медицинской помощи, где бы человек в нашем крае ни жил. И эта доступность просто поражает воображение. Если учесть, что госпожа Ковтун никогда не руководила не то что кораблём, но и катерком здравоохранения, то возможное её желание вернуться домой неудивительно, тем более что в её трудовой книжке вип-запись уже есть. В общем, мост в будущую служебную жизнь Ковтун уже построила.

Кстати, о мостах. С точки зрения здравого смысла и экономического развития края «второй мост» через Чусовую, тем более платный, не нужен в принципе. Мост нам нужен через Каму, и это давным-давно понятно. Причём вопрос о мосте через Каму также возник в головах членов правительства. Однако эта власть намерена строить этот мост не там, где надо, — не в районе Полазны, а в поле зрения Перми. И совершенно очевидно, что к проблеме Северного обхода, к созданию закольцованного обхода краевой столицы, такой мост отношения не имеет. Метания власти между двумя виртуальными мостами — это уже даже не пляски в классической административной хореографии. Это уже какой-то брейк-данс.

А тем временем в муниципалитетах края настроение похоронное: говорят, что главы пребывают в ожидании очередного секвестра бюджета где-то на 10%. При этом они не освобождаются от исполнения майских указов. И получится, например, такая картина: зарплата, в частности, работников культуры, увеличится, они будут продолжать ходить на работу и… ждать окончания рабочего дня. Потому что ни на что иное в области муниципальной культуры денег не будет вообще. И можно, как говорится, огласить весь список аналогичных примеров.

…Как ни крути, проблемы, возникшие в вопросе использования бахаревского поля десять лет назад, были точкой отсчёта пути нашего края вниз: от правительства Бухвалова до сегодняшнего дня. А от этого дня до дефолта Пермского края, по мнению серьёзных специалистов, всего каких-то два миллиарда рублей. Нашим «варягам-половцам» во власти всё равно, а мы-то остаёмся. Вопрос: зачем доводить ситуацию до самого края?

Понимаю, что изменить краевую власть не просто. Это дело требует времени. Но мы же горазды на эксперименты; почему бы, пока не поздно, не предложить федеральному центру ввести внешнее управление краем? И не надо ничего искать, а просто поручить это благородное социально-экономическое дело менеджменту «ЛУКОЙЛ». В конце концов, детсады, ФАПы, школы, стадионы у нас строит прежде всего «ЛУКОЙЛ». Менеджмент компании отлично понимает, что такое как социальная, так и экономическая политика. А также как надо формировать управленческий персонал. И с безопасностью, равно как и пониманием роли экологии, там всё в порядке. Не говоря уже о благоустройстве: подходы к главному офису пермских нефтяников — самое красивое место в Перми и летом, и зимой. А какова будет экономия бюджетных средств на содержание армии краевых чиновников! Глядишь, и очередного секвестра избежим, а там и пойдёт — не сразу, но однозначно вверх. Люди вздохнут свободнее, мост будет построен там, где надо, галерея обретёт достойное место, а мартышки будут весело прыгать там, где им положено по Генплану Перми — на Братской, 100.

И никаких диких плясок кочевников, а будет у нас тихая песня оседлого населения, которое с родной земли никуда не собирается уезжать.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости