Профессор Стэнфордского университета об эпидемиях стресса

Профессор Стэнфордского университета Луис де Лесиа выступил в ПГНИУ с циклом лекций по психиатрии. «Пермской трибуне» он рассказал о физиологической подложке эмпатии, цементировании общества с её помощью и эпидемиях стресса.

Как соотносятся нравственность и физиология головного мозга?

— В ходе наших экспериментов на животных мы пришли к выводу, что нравственность имеет под собой нейронную основу. Хотя сами по себе такие исследования относятся к предмету психологических и социальных исследований. В гуманитарных дисциплинах мораль (нравственность) свели к двум базовым категориям, на которых она и строится: справедливость (взаимность) и сострадание (эмпатия). Именно проблема эмпатии и стала объектом нашего изучения. Вообще в необходимости поиска взаимосвязи между эмпатией и нейронной активностью мозга меня убедила студентка-магистр, которая специализируется на философии. Ей пришла идея узнать, что служит первопричиной, физиологической подложкой принятия решений нравственного характера. И она обнаружила, что у подопытных животных имеются клетки, отвечающие за ощущение боли другого, что и позволяет им испытывать сопереживание. Таким образом, можно говорить о неких физиологических механизмах передачи боли. Если ты чувствуешь себя плохо, то и мне будет плохо.

Число особей, участвующих в передаче боли, ограничено?

— Обычно это происходит в парах, но если появляются новые участники такой коммуникации, то они также включаются в процесс и начинают ощущать страдания другого. При этом животные, более устойчивые к стрессу, помогают тем, кто его испытывает. Важно отметить, в ходе эксперимента стало ясно, что не следует допускать контакта животных, переживающих стресс, даже если они стремятся помочь друг другу.

Если переходить к людям, то что позволяет одним нравиться другим, что позволяет им эмпатировать друг другу?

— Здесь есть множество объяснений и точек зрения. Но можно выделить два полюса позиций учёных. С одной стороны, есть гормональная теория, согласно которой в зависимости от пола человек продуцирует разные типы гормонов, именно они и привлекают других людей. С другой стороны, упор делается на социальные факторы, когда близость и симпатии людей во многом зависят от общности тех или иных интересов.

Кроме того, сейчас известно, что в ходе эволюции появились так называемые зеркальные нейроны, которые способствуют преодолению стресса. Опыты на приматах показали, что такие нейроны позволяют в раннем детстве установить привязанности, например к родителям, и позволяют детёнышу животного или ребёнку человека имитировать поведение матери, в том числе и эмоциональное. Так формируются некие стандартные модели эмоциональных реакций. Во взрослом возрасте эти же нейроны уже помогают установлению отношений в различных социальных группах.

А эмпатическая чувствительность зависит от возраста?

— Опыты с животными не позволили получить точных данных на этот счёт. Но известно, что уровень эмпатии с физиологической точки зрения выше у тех особей, которые долгое время провели в паре. Если говорить о людях, доказано, что уровень эмпатии увеличивается с возрастом, то есть чем старше человек, тем выше у него способность к сопереживанию.

Можно ли сказать, что высокий уровень эмпатии является показателем развития личности?

— Да, безусловно. С одной стороны, эмоциональное развитие является важной характеристикой личностного развития, а высокая способность к сопереживанию как раз и является показателем эмоционального интеллекта. Но, с другой стороны, мы можем рассмотреть лиц с эмоциональными расстройствами (аутизм, психопатия и социопатия), у которых нарушены социальные связи, свидетельствующие о низком уровне эмоционального интеллекта и эмпатии, но, тем не менее, такие люди вполне развиты в личностном плане.

Можно ли спровоцировать другого на сопереживание?

— Скорее всего, такая возможность есть, но это сложно доказать в рамках проводимых сегодня исследований в этой области.

Эмпатия облегчает коммуникацию между людьми или создаёт дополнительные сложности? Не может ли она сама по себе приводить к конфликтам?

— Огромная масса исследований показывает, что эмпатия значительно облегчает межличностное взаимодействие. Если говорить о конфликтах, то они могут возникнуть лишь как следствие эмпатии. Например, негативные последствия эмпатии проявляются тогда, когда человек, обладающий высокой способностью к сопереживанию, видит счастье другого, и тогда он может начать испытывать зависть к такому счастливцу или какое-либо другое раздражение. Но, повторюсь, это уже следствие. Центральное место в нынешнем понимании эмпатии занимает само чувство сопереживания, и оно всегда позитивно.

Общество сильно, когда в нём господствуют обезличенные бюрократические отношения или когда уровень эмпатии высок?

— Здесь нет какой-то научно обоснованной аргументации, но, на мой взгляд, для социального взаимодействия и развития общества, его благополучия высокий уровень эмпатии чрезвычайно важен. Наличие эмоциональных связей, акцентированных на конкретных личностях, создаёт условия для лёгкого взаимодействия между людьми, позволяет преодолевать разного рода барьеры.

В таком случае, насколько стоит доверять замерам «индекса счастья» среди населения разных стран?

— Согласно данным международных организаций, которые занимаются такого рода исследованиями, как раз и видно — чем теснее связи в обществе между людьми, тем оно более развито. Поэтому «индекс счастья» можно считать вполне справедливой оценкой развитости общества.

Эмпатия — это врождённое чувство или ему можно научиться?

— Способность к состраданию уже заложена в нашем мозге. Если говорить о врождённости эмпатии, то для лучшего понимания я доведу ситуацию почти до абсурда: предположим, если твои родители являются психопатами, соответственно их уровень эмпатии находится на низком уровне. Но это ещё не гарантирует, что и у тебя эмпатия будет слабо выражена. То есть, повторюсь, сама способность к эмпатии изначально заложена в мозге, у всех есть физиологическая подложка для этого чувства. Но, каким образом она передаётся и формируется, пока не понятно.

Каков физиологический механизм возникновения эмпатии?

— Опыты показывают, что когда человек испытывает эмпатию, то свою активность показывают такие зоны головного мозга, как миндалевидное тело (амигдала) и префронтальная кора. Они задействуются, когда нужно принять решение, завязанное на проблеме нравственного выбора. В этом случае амигдала отвечает за эмоциональную сторону вопроса (создаёт эмоциональный подтекст), а префронтальная кора за когнитивную (когда мы исходим из разумных доводов в пользу того или иного решения, оцениваем ситуацию). Это очень хорошо иллюстрирует так называемая проблема вагонетки (мыслительный эксперимент в этике). Тяжёлая неуправляемая вагонетка несётся по рельсам. На пути её следования находятся пять человек, привязанные к рельсам сумасшедшим философом. К счастью, вы можете переключить стрелку — и тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути. К несчастью, на запасном пути находится один человек, также привязанный к рельсам. Каковы ваши действия? И здесь как раз активно включается амигдала и префронтальная кора. Понятно, что с позиций разума предпочтение будет отдано стремлению переключить стрелку.

_MG_1283.JPG

Могут ли посредством эмпатии передаваться стресс и тревога?

— Да, это действительно так. Здесь может быть три типа реакции. Во-первых, можно принять на себя стресс другого полностью. Во-вторых, перенять стресс от одного человека и попытаться снизить его негативное воздействие путём передачи кому-то другому. И, наконец, третье — вообще не обращать внимания на стресс другого человека (но это уже отклонение от нормы). Наиболее оптимален, конечно, второй вариант, но найти того, кто готов присоединиться к стрессу двоих оказывается не так-то просто (смеётся).

Возможны ли ситуации возникновения эпидемий стресса?

— Стресс как реакция человека на то, что происходит в обществе, очень зависит от ситуации в самом обществе, и чем больше людей вовлечены в стрессовую ситуацию, тем легче он передаётся. Поэтому говорить об эмоциональном заражении данным стрессом, безусловно, можно. Более того, в тех странах, где высок уровень напряжения в обществе, происходят и всплески физических заболеваний, а также рост числа самоубийств. В итоге это может привести к панике в обществе. Поэтому в развитых странах есть механизмы противостояния стрессу, в отличие от неразвитых, где такая проблема не всегда осознаётся.

В конечном счёте, стресс сплачивает общество или разобщает его?

— В обществе, где люди ближе друг к другу, отношения между ними более тёплые, уровень стресса ниже. Но связь между стрессом и эмпатией очень тесная. Одно может порождать другое, что из них является первопричиной, сказать сложно.

Что сильнее: стресс или эмпатия?

— Однозначно стресс сильнее, потому что он важнее для индивида с биологической точки зрения. Стресс обращается к инстинкту выживания, который заложен филогенетически. И чем сильнее стресс, тем больше вероятность того, что он заблокирует эмпатию. Именно это доказал наш последний эксперимент на крысах, в котором стресс побеждает чувство эмпатии.

Можно ли сказать, что эмпатия «цементирует» общество, и в каких условиях она благоприятно развивается?

— На мой взгляд, развитию эмпатии лучше всего способствует образование, в том числе и самообразование, когда человек старается рефлексировать и ведёт как бы внутренний самоотчёт. Что касается значимости сострадания для общества в целом, то она создаёт условия для успешной и эффективной коммуникации между людьми, в результате в обществе возникает доверительная и, как следствие, более комфортная среда.

Хотелось бы коснуться ещё одного направления ваших исследований, а именно гипервозбуждения. Насколько оно опасно?

— Гипервозбуждение не менее опасно, чем, скажем, депрессия. Это хорошо видно на примере посттравматического синдрома у военных. Американские солдаты, возвращаясь домой, как раз страдают гиперчувствительностью к разного рода раздражениям. Хотя эта чувствительность помогала им выживать на войне, но в мирных условиях она становится излишней и оказывает негативное воздействие на личность. Вплоть до того, что человек может покончить с собой.

То есть гипервозбуждение порождает депрессию?

— Действительно, чаще всего так и происходит, но бывает и наоборот. Это во многом взаимосвязанные и взаимообусловленные процессы, между ними очень тонкая грань. И если вам назначают антидепрессанты, которые стимулируют возбуждение, чтобы вывести вас из апатии, свойственной депрессии, то это с высокой долей вероятности может привести к гипервозбуждению. В результате человек становится ещё более агрессивным.

В каких зонах головного мозга рождается стресс?

— Это происходит в гипоталамусе, который отвечает за возбуждение. Если оно становится избыточным, то человек теряет способность противостоять стрессу.

Беседовал Максим Черепанов

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости