Орхан Джемаль: Турция считает себя региональным гегемоном

Известный российский журналист-востоковед Орхан Джемаль объяснил «Пермской трибуне» логику поведения Турции на Ближнем Востоке и рассказал, чего стоит ждать после трагедии со сбитым бомбардировщиком Су-24.

Орхан, на ваш взгляд, намеренно ли 24 ноября вооруженные силы Турции сбили российский бомбардировщик? Ведь он не угрожал их государству, и если был в небе Турции, то какие-то секунды.

— Сбили абсолютно намеренно. К этому делу всё шло — до этого сбивался российский беспилотник «Орлан-10». Со стороны Турции был целый ряд жалоб на нарушение её воздушного пространства и угроз, что летательные аппараты они будут сбивать. Поэтому поверить в какую-то случайность абсолютно невозможно.

В чём лежат корни этой намеренной акции Турции?

— Турция считает, что Россия вступила в сирийскую гражданскую войну на стороне президента Асада, несмотря на заявление о борьбе с ИГИЛ (организация запрещена в России). Кроме того, по сведениям Турции, выяснялось, что наша страна наносит удары не только по позициям Исламского государства, но и по Свободной сирийской армии (ССА). То есть по тем структурам, которые всегда были на связи с турецкими спецслужбами, готовились, финансировались и вооружались ими в борьбе против Асада. По мнению Турции, Россия считала, что все, кто против него, такие же, как ИГИЛ. Кроме того, американцы ранее думали о том, чтобы поставить этим людям ПВО, но это было достаточно проблемно сделать, потому что они не в полной мере контролировались США, и было непонятно, против кого потом они повернут эти средства. В этой ситуации Турция приняла решение сбить самолёт.

А эти силы для турков, для Эрдогана в данный момент значат больше, чем отношения с Россией, чем борьба против исламских радикалов? Или это просто геополитические амбиции их президента?

— Турция мнит себя как не самый последний региональный игрок. Более того, она считает себя региональным гегемоном на Ближнем Востоке, как, допустим, Россия на территории СНГ. Так же, как наша страна в 2014 году посчитала, что для неё неприемлема новая ситуация на Украине, так и Турция в лице Эрдогана несколькими годами ранее посчитала, что для неё неприемлемо правление Асада. Для Эрдогана Сирия важный и ключевой пункт для того, чтобы главенствовать в регионе.

Наша страна изначально решила, что ситуацию в Сирии лучше решать «взрослым» — России и США, поскольку именно они считаются мировыми сверхдержавами. Турции в этом случае была отведена роль статиста, но получилось так, что она оказалась не согласна с такой оценкой.

Значит, незаслуженно отвели Турции маленькую роль, и она обиделась?

— «Заслуженно» или «незаслуженно» — это эмоциональные оценки. Турция стала располагать на территории Сирии отрядами, подконтрольными только ей, и она считает ненормальным, если кто-то эти отряды бомбит.

Но доказательств бомбардировки этих отрядов всё-таки не было. Или вы сомневаетесь?

— Эти отряды сирийских туркменов не связаны с ИГИЛ, но они находятся одновременно в конфликте и с ИГИЛ, и с Асадом.

Почему риторика турецких властей 24 и 25 ноября была разной — от жёсткой до смягчившейся? Своё недовольство выразили США?

— Да, думаю, свою роль сыграли Штаты, которые надавили на Турцию. Конфликт среди членов НАТО никому не нужен. Эрдогану необходимо было когда-то просто рявкнуть, чтобы бомбардировки по «его» людям были прекращены.

Этого он, может, и добился, хотя повторюсь — факт бомбардировок «его» людей нашим самолётом не доказан. Но думал ли Эрдоган об экономических последствиях для своей страны, если Россия примет серьёзные меры во взаимоотношениях с южным соседом? Или он уверен, что ничего кардинально не изменится?

— Пока я думаю, что большинство мер со стороны России показные. Покупать путёвки в Турцию россияне теперь будут у белорусов. Полёты в Турцию пока никто не запрещал. Угрозы «Турецкому потоку» тоже нет: проект и так трещал по швам и несколько раз был на грани срыва. О прекращении строительства Россией первой турецкой АЭС тоже никто не говорил. Да, имеет место намерение запретить из Турции вывоз продовольствия и ширпотреба, но это не является принципиальным давлением.

Известный востоковед Георгий Мирский сказал, что нормальных отношений с Турцией у России не будет, пока не закончится война в Сирии. Вы согласны с его точкой зрения?

— Конечно, президент Владимир Путин считал, что Турция — это союзник России, что у нас одинаковые цели и задачи, что всё решено и все вопросы закрыты. Думаю, здесь недоработал наш МИД, который не донёс до главы государства информацию о том, что у Турции другие планы. Борьба с ИГИЛ для Эрдогана менее важна — для него принципиален контроль за курдским движением. Мало того, это движение стало мощным внутри самой Турции: они участвуют в выборах, серьёзно «подвинули» партию Эрдогана. Поэтому турок вряд ли бы порадовало участие курдов в каких-то коалициях. В том числе и против ИГИЛ. Кроме того, как я говорил, Турция хочет ухода Асада, а значит, в унисон с нашей страной она петь не будет.


Полную версию интервью читайте на сайте tribunaperm.ru.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости