Мать Сергея Наговицына дала первое интервью после смерти сына

Мать известного в нашей стране пермского автора и исполнителя песен в жанре Русский шансон Сергея Наговицына дала первое интервью спустя 16 лет после его смерти. Женщина живет в Закамске в однокомнатной квартире и с теплотой и любовью вспоминает сына. Мать до сих пор говорит о нем в настоящем времени, для неё он всегда живой.

Татьяна Александровна всю жизнь проработала на заводе имени Кирова. Сергей был ее единственный сын. Воспитала его женщина честным и добрым человеком. Она очень хотела, чтобы он лечил людей. И он действительно лечил души многих.

— Ваш сын легенда, звезда…

— (Прерывает) Да какая легенда? Обыкновенный парень. Его так называемую звёздность я никогда не ощущала. Он для меня сын, любящий и любимый.

— Когда вы заметили в нём творческое начало?

— Стихи он ещё в школе писал. Помню, когда он учился в восьмом классе, я нашла тетрадь с его стихами. Он очень засмущался тогда. Даже перепрятал её куда-то, потому что больше я её не видела. Хотя мне его стихи понравились, и я ему об этом сразу сказала, но он всё равно стеснялся.

— Кем вы хотели видеть своего сына, когда он был маленький?

— Я хотела видеть его врачом. Я сама с детства мечтала стать медиком, но у меня этого не получилось. Окончив школу, он, мне казалось, болтался без дела. Я беспокоилась, переживала. А потом, уже ближе к осени сказала, что надо бы ему как-то определяться в жизни. Но он удивил меня тогда: достал документы и, улыбаясь, сказал: «Мама, так вот же, я сдал экзамены и поступил». И поступил он, между прочим, в медицинский институт.

— Но врачом всё равно не работал?

— Никогда. Он проучился на медика только год, а потом ушёл в армию. А там уже и определился со своим будущим. В армии он создал музыкальный коллектив под названием «Эксперимент». А когда вернулся домой, сказал: «Мама, извини, ну не получится из меня хороший врач, а вот как поэт, как музыкант, пожалуй, сгожусь». Я, честно сказать, не воспринимала всерьёз это его увлечение. Думала, ну поиграет, поиграет, да вернётся на учёбу и получит специальность.

Предсмертная записка Сергея Наговицына 

МАЛИНОВЫЙ ПИДЖАК

— Скажите, а есть какая-нибудь вещь Серёжина, которую вы до сих пор бережно храните?

— Да, его малиновый пиджак. Он тогда мечтал о таком пиджаке. Мода ведь была. И вот однажды он купил его, этот пиджак был его гордостью (смеётся). А я храню его все эти 16 лет, он мне о Серёже напоминает.

— А песни, стихи? Написанные собственноручно?

— К сожалению, нет. Единственное, что осталось у меня, — его предсмертная записка. Написана она была 23 сентября 1998 года. Он тогда приехал ко мне, остался ночевать. Сидел на кухне и плакал. «Мама, если я умру, поставишь мне вот такой памятник», — сказал он мне той ночью и нарисовал этот памятник, и приписал: «Если я уйду во тьму, когда час мой не пробил, я оставлю песнь свою, без которой я б не жил».

— Он хотел умереть?

— Нет. Ничего такого. У него никогда не было каких-либо суицидальных мыслей. Но последний год он словно предчувствовал свою гибель. (Сергей Наговицын умер через год после написания этой записки, в ночь на 21 декабря 1999 года после концерта в Кургане. Причиной смерти называют сердечный приступ. — «МВ»). У него было много стихотворений в последний год, в которых он говорил о смерти.

— А есть у вас любимое стихотворение или песня, которую вы помните наизусть?

— Да.

Татьяна Александровна, не напрягая память, с выражением декларирует слова одной из песен своего сына:

Возле дома, где всё до одури знакомо,

Где душу греют тополя,


Я присяду, я столько лет здесь не был кряду!


Меня барахтала земля…

Но сил у Татьяны Александровны хватает лишь на первое четверостишие, на глазах появляются слёзы.

— А сейчас, через 16 лет без Серёжи, как протекает ваша жизнь?

— Нормально. Прошло время. Но для меня он всегда живой, просто сравнялся с теми самыми звёздами, о которых он шутил. Но вначале было очень тяжело. Вскоре после смерти Серёжи парализовало мужа, отца Серёжиного, он умер через шесть лет. Потом похоронила брата, маму. В общем, почти всех похоронила.

— Кто-то навещает вас из поклонников, друзей Сергея?

— Нет, никто не навещает. Да и не нужно мне этого. Разве что один друг Серёжин приходит, помогает, поддерживает. Его первый продюсер.

— А у Сергея были какие-нибудь признаки звёздной болезни? Ведь он стал известным человеком, у него было много поклонников.

— Он по натуре очень скромный. Разве что, говорил иногда: «Выше меня только звёзды». Да и то в шутку.

По материалам газеты «Местное время» 

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости