Дмитрий Скриванов: «Пермский университет научил меня служить народу»

В первых двух частях очерка о Дмитрии Скриванове читатели узнали о его тяжёлом детстве, мечтах и о том, как формируется железный характер. «В курсе.ру» публикует третью часть истории о жизни известного пермяка.

Дмитрий Скриванов выбрал профессию юриста неслучайно: стремление бороться за справедливость у него, детдомовского мальчишки с улицы Космонавта Леонова, было намного острее, чем у сверстников. Он рано лишился отца, мама умерла, когда Дима был ещё подростком. Ему пришлось искать своё место в жизни самому, учиться защищать себя и тех друзей по детдому, которые были слабее. Увы, стелить ковровые дорожки к мечте и утирать слёзы сиротам во все времена некому.

Юность

Дмитрий Скриванов мечтал быть пилотом, даже подал документы в лётное училище. Но медицинская комиссия придралась к зрению. Тогда Скриванов вспомнил совет своего знакомого, который уже учился на юрфаке: «Юрист, как и военный, тоже защитник!»

Конкурс в 1987 году на юридический факультет Пермского государственного университета, самого престижного вуза Прикамья, был огромный. Дмитрий Скриванов не испугался, сдал экзамены без всяких поблажек. Когда увидел свою фамилию в списке зачисленных на первый курс, почувствовал себя счастливым: начиналась взрослая жизнь. Первая вершина была взята. Студенческая жизнь, как было заведено в советские времена, началась с выезда на картошку — сельхозработы считались обязательным этапом для первокурсников.

IMG2.bmp_copy.jpg

Дмитрий Скриванов со студенческими друзьями. Фото из семейного архива

«Нас отправили в село Малый Ашап Ординского района, — вспоминает Тамара Шершень, однокурсница Дмитрия Скриванова. — На первый курс зачислили тридцать девушек и семьдесят парней, ещё пять ребят, чуть-чуть недобравших проходной балл, приняли слушателями, кандидатами в студенты. Целый месяц мы все вместе убирали картошку. Первая половина сентября была тёплая и солнечная, а потом пошли проливные дожди. Мы все мокли, но не унывали. Спали, словно солдаты, на двухъярусных кроватях. Вечером устраивали дискотеку — на танцы к нам приходили деревенские парни».

Тамара Шершень улыбается, когда вспоминает эпизод с танцами, вернее, ЧП. Один из сельских кавалеров повёл себя с девушкой неадекватно, разгорелся конфликт, но первокурсники не дали в обиду своих подруг.

«Димка Скриванов был из тех, кто за чужой спиной не прятался, всегда защищал нас, — произносит Тамара Шершень. — Он оказался более взрослым, чем можно было ожидать от вчерашнего школьника. Он умел разжечь костёр, затопить баню — быстро и без суеты. Этот месяц в колхозе стал проверкой личных качеств каждого и основой дружбы на многие годы». И судьбой — в избирательный округ №27, по которому избран Дмитрий Скриванов, входит и то село, где он убирал урожай студентом-первокурсником.

Перемены

Дмитрий Скриванов учился в университете в самое бурное для страны время. В 1987-м он поступил на юрфак в одном государстве, а в 1992-м получил диплом в другом, не покидая Перми. На его глазах за эти пять лет распался СССР, развалилась КПСС, разрушилось государство, казавшееся нерушимым, и родилась новая Россия.

Но для Скриванова и его друзей-студентов учёба в эпоху перемен стала лучшей жизненной школой.

«В Пермском университете, старейшем классическом вузе Урала — ему в этом году исполнится сто лет — нам дали не только знания, — говорит Дмитрий Скриванов. — Нас научили мыслить, анализировать и принимать решения. А ещё привили любовь к справедливости — самому важному качеству для юристов».

«Самые яркие воспоминания связаны со студенческой жизнью», — делится Дмитрий Скриванов.

Ровесники Скриванова и люди старших поколений помнят, как бурлила Пермь в конце восьмидесятых. Объявленные Горбачёвым перестройка и гласность обрушились на жителей области штормовым валом. Газеты и журналы писали о запретных прежде темах: сталинских репрессиях, НЛО, ГУЛАГе, встречах с инопланетянами в Молёбке, призывали к демократическим реформам, кооперации и свободному рынку. Цены росли, а полки магазинов пустели — дефицитные продукты выдавали, как в войну, по талонам. Росли очереди и цены.

Скриванов и его друзья-студенты разгружали вагоны, работали в стройотрядах: «Мы научились дорожить каждым заработанным рублём…»

Митинги

Самой надёжной валютой в те годы были папиросы и сигареты. Дефицит табака был просто катастрофический, даже окурки стали ходовым товаром, спекулянты продавали их на колхозном рынке.

«Дай закурить!» — такая просьба на улицах звучала настолько часто, что эти слова осатаневшим без табака пермякам впору было писать на картонных табличках.

«Студенчество — начало взрослой жизни, когда выходишь из-под опеки, учишься принимать решения».

26 июля 1990 года в Перми случился «табачный бунт». Местная табачная фабрика была закрыта на реконструкцию, доведённые до отчаяния курильщики перекрыли улицу Ленина, а затем остановили движение и на Комсомольском проспекте.

tabachnyy-bunt.jpg

Фото: Табачный бунт

«Бюрократы! Долой!» — скандировали студенты и другие пермяки, собравшиеся на стихийный митинг у горсовета. И ни милиция, ни КГБ ничего не смогли сделать, власти срочно доставили в город курево.

Дмитрий Скриванов радовался той первой победе: в те стрессовые времена многим легче было отказаться от хлеба, чем от сигареты.

Митинги в прежде тихой Перми собирались один за другим. Студенты университета вместе с жителями города протестовали против молевого сплава леса по Каме — и добились своего: «Камлесосплав» был закрыт. На митингах дружно требовали, чтобы «Пермнефтеоргсинтез» перестал отравлять воздух, — и предприятию пришлось внедрить новую систему очистки.

politicheskiy-miting-1991.jpg

Политический митинг 1991. Фото: Государственный архив Пермского края

«Именно тогда я понял, что народ — это реальная сила, — вспоминает уроки «уличной демократии» Дмитрий Скриванов. — Понял, что власть должна уметь слышать мнения простых людей, знать их нужды. Мне пригодилось это, когда я стал руководителем приёмной президента России Владимира Владимировича Путина в Пермском крае. Народ шёл туда с любыми нуждами и получал не только совет, но и помощь…»

«В студенческие годы я жил как все: трудно и голодно, научился понимать проблемы обычных людей».

510877244.jpg

… На рубеже девяностых руководители области боялись прямого разговора с народом. В январе 1991 года председатель облисполкома Виктор Петров ушёл в отставку. Говорят, что его доконал вопрос о том, есть ли в его холодильнике масло.

Много позже, в двухтысячном, только что возглавив Кунгурский молочный комбинат, Скриванов беседовал с прежним директором.

«В конце восьмидесятых я жил, словно кум королю, — блаженно закатывал глаза экс-начальник. — Партийные секретари меня очень уважали: то за головкой сыра приедут, то маслица ящик попросят подкинуть…»

Продолжение следует.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости