Наталья Жукова: «Безопасностью должны заниматься профессионалы»

Правительство Виктора Басаргина решилось на воссоздание министерства общественной безопасности. Идея существования исполнительного органа власти региона без данной структуры с упованием на то, что все силовики теперь финансируются Федерацией и поэтому мы умываем руки, благополучно провалилась.

Вообще с министерством общественной безопасности в Пермском крае настоящая беда. Во-первых, всегда не очень-то просто было подобрать кандидатуру министра. По сути, глава МОБ должен координировать деятельность всех силовых структур на территории региона с главной целью — максимального обеспечения права населения на безопасность.

Поэтому человек на этой должности, безусловно, должен знать специфику работы правоохранительных ведомств и иметь к ним отношение. И, что немаловажно, должен пользоваться авторитетом среди всех силовиков. Вот с этим беда. У силовиков своя иерархия. ФСБ всегда надменно относилась к МВД, также как и СКР и прокуратура. И правда: где найти такого человека, которого одинаково уважали бы не только «менты», но и прокурорские, и люди с «25 Октября»?

А когда на должность министра был назначен Виктор Лесняк — генерал МВД в отставке, да еще из другого региона, да еще начавший, по словам разных силовиков, пытаться командовать и ФСБ, и прокурором, правительство и правоохрана в Пермском крае стали почти что антагонистами. В результате, видимо, «уж коли зло пресечь», губернатор распрощался с Лесняком, а потом и вовсе упразднил министерство общественной безопасности.

Кадровый голод, тем более в непрофильном для нашего губернатора направлении, заставил пойти исполнительную власть на крайне неразумный шаг. К тому же не исключаю, что кто-то умный подлил масла в огонь: дескать, все правоохранительные ведомства, включая участковых уполномоченных МВД, теперь финансируются из федерального бюджета, и что нам в эту «епархию» лезть?

Не получилось не лезть. Потому что обеспечение общественной безопасности на территории конкретного субъекта РФ — это задача не только президента, но и исполнительной власти на местах. В самом деле: разве может Верховный Главнокомандующий знать распределение сил и средств и потребности в них в каждой территории? Это первым делом должен знать губернатор. И спрос за высокий уровень преступности в регионе не только с начальника территориального органа внутренних дел, но и с главы исполнительной власти субъекта.

Инструментарий воздействия на криминогенную ситуацию у правительства действительно не очень широк. Но он есть. Однако, как выяснилось, даже он не используется эффективно и по назначению. Как следует из доклада начальника ГУ МВД России по Пермскому краю Виктора Кошелева перед депутатами ЗС, в Пермском крае власти абсолютно не занимаются профилактикой преступности: один из немногих регионов в стране, где отсутствует соответствующая программа. А 90 миллионов рублей, предназначенные на профилактику преступлений, по словам генерала, расходуются на финансирование фирмы, занимающейся обслуживанием светофоров. И всё!

За последнее время в регионе не было установлено ни одной камеры видеофиксации. А ранее установленные — в большинстве случаев не работают.

Попытка решать вопросы общественной безопасности с помощью департамента в структуре администрации губернатора также не увенчалась успехом. Даже юридически департамент не обладает такими полномочиями, как профильное министерство.

При отсутствии правоохранительного блока в правительстве, понятное дело, вопросы поддержания общественной безопасности крайне слабо доносятся исполнительной властью в Законодательное собрание, либо и вовсе не доносятся.

Сложно представить, что на современном этапе развития общества, при существовании такого количества угроз общественной безопасности в таком большом регионе, как Пермский край, не было профильного министерства. Взять хотя бы паводковую ситуацию, другие вопросы по линии ЧС. И хотя руководителем многих комиссий является губернатор как глава исполнительной власти, эти вопросы должны решаться профессионалами соответствующей квалификации. С целью своевременного реагирования на проблемы в силовых ведомствах и координации усилий с одной целью — поддержания общественной безопасности в регионе на должном уровне.

И никаких других целей не существует. Весь этот бред политологов об усилении кого бы то ни было в правительстве в связи с созданием министерства общественной безопасности — от лукавого. Пока должности министров будут рассматриваться как чье-то усиление (ослабление), а интересы граждан не рассматриваться вообще, социальная сфера региона будет терпеть бедствие.

Это мое личное мнение. Наталья Жукова.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости