Дмитрий Скриванов: «Большое дело для малых городов»

В первых семи частях очерка о Дмитрии Скриванове читатели узнали о его тяжёлом детстве, мечтах и о том, как формируется железный характер. «В курсе.ру» публикует восьмую часть истории о жизни известного пермяка.

Предложение возглавить Фонд развития моногородов пришло Дмитрию Скриванову из Кремля. Инициатором создания этой новой структуры был Президент России.

«Диверсифицировать экономику моногородов, сделать её более устойчивой, создать условия для привлечения инвестиций, развития бизнеса и появления новых рабочих мест, — поставил задачу Владимир Путин. — Нужна вдумчивая постоянная работа по улучшению ситуации в моногородах, а также система оперативного реагирования на возникающие риски».

Для того чтобы читателям был понятен масштаб этой глобальной проблемы, достаточно привести только одну цифру: в моногородах живут пятнадцать миллионов человек.

Таких населённых пунктов, в которых вся жизнь, по сути, зависит от заводской трубы, правительство РФ насчитало триста девятнадцать. В трети из них социально-экономическая ситуация настолько сложная, что они официально отнесены к «красной зоне опасности».

«Помогите! Спасите! Дайте денег! Дайте работу!» — требовали отчаявшиеся жители городов и посёлков, тонувших в пучине глобального кризиса.

Руководство страны решило создать Фонд развития моногородов, который бы стал организатором помощи их жителям. Причём не просто раздавать деньги, а вместе с властями регионов создавать там новые успешные предприятия.

Москва

Приглашение возглавить фонд Скриванов получил в июле 2014 года.

«Была пятница, — вспоминает Дмитрий Станиславович. — Звонит мне человек очень высокого уровня и говорит: «Помоги! Ты должен согласиться, вот Фонд развития моногородов, стань гендиректором, это министерская должность». Я попросил час подумать. Взвесил все плюсы и минусы. Это был шанс попробовать себя на федеральном уровне. А что участок сложный, то это даже лучше — отличная возможность испытать свои силы, проявить способности…»

Скриванов согласился, и жизнь его круто поменяла траекторию. В Москве нужно было начинать всё с нуля: у Фонда развития моногородов тогда не было ни офиса, ни устава, ни сотрудников.

Дмитрий Скриванов входил в кадровый резерв президента — в число 500 лучших управленцев, но процедуры утверждения и согласования растянулись на весь август. Умудрённые опытом столичные чиновники смотрели на него с сочувствием.

— Парень, чтобы запустить подобные проекты, у куда более опытных людей, чем ты, два года уходило, — говорили ему.

— Я сделаю быстрее, — отвечал он. — Это же президентская программа!

Скриванов работал по двадцать часов в сутки, вместе с приехавшими к нему из Перми соратниками (Илья Шулькин тогда даже спал прямо в кабинете на столе) подготовил устав и учредительные документы. Но бюрократический маховик вращался с малой скоростью, привычной для федеральных канцелярий. В Минюсте пообещали зарегистрировать фонд только через полмесяца.

Скриванов не стал ждать, дошёл до министра. Нажал, убедил: «Это же проект Путина!»

Фонд зарегистрировали уже на следующий день.

Новая структура приступила к работе, а 31 декабря фонд через Внешэкономбанк, выступивший его учредителем, получил первую субсидию — пять миллиардов рублей.

Кадры

Скриванов подбирал людей для работы в фонде под стать себе — готовых пахать, а не просиживать штаны.

«На 1 марта 2015 года штатная численность ФРМ была 4,5 человека, — рассказывает Дмитрий Станиславович. — За три месяца мы с Ильёй Шулькиным «просеяли» 1200 человек из федерального кадрового резерва. Отобрали полсотни лучших, среди них есть и пермяки. Они и сейчас работают в фонде. Офис у нас появился в конце марта. До этого работали в гостинице либо во Внешэкономбанке. Был там всего один кабинет, мы туда просто не вмещались».

Поездки

За время работы генеральным директором ФРМ Дмитрий Скриванов объездил страну от края до края, напрямую общался с главами регионов, простыми жителями, рабочими проб­лемных предприятий. Он близко узнал проблемы регионов, у каждого из них была своя специфика. Приходилось вникать во всё, не упуская деталей. Скриванов твёрдо придерживался железного правила: давать деньги только под конкретные проекты, а не для потёмкинских деревень.

«Я привык отвечать за каждый потраченный рубль! — говорил он. — Деньги должны работать!»

Вот неполный перечень деловых поездок Скриванова: Чувашия, Карелия, Дагестан, Кемеровская, Владимирская, Кировская, Свердловская области, Хабаровский край. Скриванов подписывал соглашения о сотрудничестве с руководителями регионов. Уже в первой половине 2015 года моногородам было выделено четыре с половиной миллиарда рублей.

Скриванов очень хотел, чтобы среди них были и населённые пункты Пермского края (в федеральном списке моногородов десять — наши, пермские).

Как депутат Законодательного собрания Скриванов с трибуны краевого парламента призывал взять под контроль вопросы развития моногородов, находящихся в Пермском крае.

«Другие регионы уже получают миллиарды рублей по этому направлению, — убеждал он коллег. — А наш край медлит! В Прикамье расположено десять населённых пунктов из федерального списка моногородов: Красновишерск, Александровск, Горнозаводск, Тёплая Гора, Юго-Камский, Нытва, Очёр, Чусовой, Пашия, Уральский. Их жители ждут помощи!»

Но ни депутаты, ни правительство края тогда не торопились воспользоваться счастливым шансом.

«Я просил председателя правительства Пермского края направить заявки в Фонд развития моногородов, — вспоминает Дмитрий Станиславович. — Но его подчинённые необходимые документы так и не подготовили…»

В конце мая 2015 года Скриванов ушёл с поста генерального директора Фонда развития моногородов.

«Наблюдательный совет фонда доволен тем, что Дмитрий Станиславович со свойственной ему ответственностью подошёл к деятельности в качестве генерального директора ФРМ и оперативно справился с поставленными задачами», — поблагодарил Скриванова председатель наблюдательного совета ФРМ, первый замруководителя аппарата правительства РФ Максим Акимов.

«Мне предлагали другую работу в Москве, даже пост главы госкорпорации, — говорит Дмитрий Станиславович. — Но я решил вернуться в Пермь, чтобы быть ближе к родным местам. Хочу, чтобы жизнь пермяков изменилась к лучшему. Как депутат и бизнесмен я сосредоточился на работе во благо Пермского края».

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости