Предприниматель в Прикамье кормит бездомных обедами за свой счёт

Пятница. Пасмурное утро. На площадке между цветочным магазином и будкой дорожников примостился видавший виды минивэн. Из открытого багажника доносится аромат горохового супа, а сноровистые немолодые люди вытаскивают и устанавливают пластиковые столы.

Вот уже почти пять лет на остановке «Контейнерная» предприниматель Алексей Шишкин организовывает обеды для людей без определённого места жительства.

«Я как-то проходил мимо домов по улице Карла Маркса, а там бездомный из подвала выносил куски хлеба с луком, намазанные майонезом, и раздавал своим «коллегам», — вспоминает Шишкин. — Он сказал, что так подкармливает знакомцев. А я ему предложил: «Давай будем вместе кормить!» Тот согласился».

Это не первый благотворительный опыт бизнесмена: в «лихие 90-е» они вместе с супругой отыскивали по канализационным колодцам брошенных или сбежавших детей и подкармливали их.

«Супруга без энтузиазма восприняла идею подкармливать бездомных, но макарон с котлетами всё же наварила, — говорит Алексей Шишкин. — Сначала было дико: как это я посреди города с кастрюлей буду стоять? Но переборол себя».

В тот день Алексей накормил около десяти человек. Потом он организовывал выездную столовую ещё пять раз, но жители окрестных домов стали жаловаться, мол, развёл бомжатник. Бизнесмен переехал на «Контейнерную», где раньше был пункт приёма бутылок и металла. Бездомные хорошо знали это место.

bpmjxAuCb1o.jpg

С супругой Алексея Татьяной бездомным повезло: она бывшая заведующая пельменной и повар высшей категории. Её обеды вполне можно подавать в ресторанах.

«Мы варим, как для себя, — говорит Алексей Шишкин. — Кто-то предлагает нам отходы, но мы не берём, мы же людей кормим».

Первые полтора года семья Шишкиных просто кормила бездомных. Но, заработав доверие и узнав истории этих несчастных людей, Алексей решил, что сможет помочь им вернуться в общество.

«В основном это люди, оставшиеся без квартир из-за махинаций, их легко обмануть, — рассказывает бизнесмен. — Кто-то вернулся с зоны, а его квартиры уже и след простыл. Чтобы не думать об этих проблемах, многие начинают пить. Но кому-то нужно лишь чуть-чуть помочь с документами и подыскать работу, чтобы он ушёл с улицы. Кому-то, конечно, требуется реабилитационный центр».

Кстати, с помощью Алексея Шишкина уже более десяти бездомных, восстановив документы и получив работу, смогли вернуться к нормальной жизни.

Время от времени люди приносят предпринимателю продукты и одежду для бомжей. В основном это пенсионеры и простые работяги.  

Показателен пример татарской диаспоры Чайковского — они сразу забирают «своих» с улицы. Власти же, кажется, предпочитают не замечать проблемы. Шишкин обращался к властям с просьбой предоставить земельный участок под армейскую палатку, где бездомные зимой могли бы согреться и поесть. Но в администрациях города и района бизнесмену предложили участвовать в конкурсе на общих основаниях.

«Были случаи, когда ко мне подходили чиновники и говорили: «Ты зачем нам показатели портишь? У нас наркоманов и бездомных нет»», — вспоминает Алексей Аркадьевич.   

Сегодня Алексей Шишкин созрел для создания собственной общественной организации. Это позволит участвовать в конкурсах и грантах, а также привлекать средства госструктур.

Светлана ВОРОШИЛОВА

UUyR8XEzpXM.jpg

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА


Выгнал из дома брат мужа


Татьяна, 29 лет:

— Мы приехали с мамой в Чайковский к дяде лет пять назад. Я влюбилась здесь в своего будущего мужа Олега. Мы венчались в церкви. Некоторое время назад продали здесь квартиру и купили дом в Удмуртии, но брат Олега нас выгнал оттуда. В декабре мы вернулись в Чайковский, ночевали на снегу, я четыре дня провалялась с температурой. Потом нашли что-то типа колодца, там и перезимовали.


Сейчас собираем и сдаём бутылки, банки, металл. Скоро уедем на базу отдыха, у нас там была землянка, потом она сгорела, будем отстраивать заново и работать: собирать ягоды, грибы, рыбу ловить, в храме стоять.


Мы пока в землянке жили, было хорошо — ели мясо и колбасу. Я летом торговала вяленой рыбой.


Планируем снять квартиру для мамы — её муж умер, она будет перебираться в Чайковский.


Сюда приходим, чтобы покушать: мы весь день на ногах, готовим только вечером, а здесь кормят вкусно
.

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА


«Мы — бродяги, и нам это нравится»

Валентина Анатольевна смущённо прикрывает подбитый глаз во время фотосессии. С растрёпанными вихрами, в одежде на несколько размеров больше, лицо её сияет лукавой улыбкой. И только когда речь заходит о родителях, на её глаза наворачиваются слёзы.

— Мы с подругой сейчас то у друга, то в подвале живём. Скитаемся, потому что у меня дом на Уральской сгорел. Прихожу, а дома нет. Как и ещё пяти рядом. Мы — бродяги, и нам это нравится. Потому что мы выросли так. Я родилась в Глазове. Родители в два годика сдали в детский дом. Почему — не знаю, я маленькая была, но и сейчас искать их не буду.


В детдоме у нас были очень плохие люди — воспитатели. За провинность били: клали подушку на голову и скакали. Или в дырявых штанах в 30-градусный мороз в погреб сажали. Крапиву клали под попу.


После Глазова я в Муроме работала, потом приехала со знакомой в Чайковский — здесь штукатуром-маляром трудилась. А потом рассчиталась и решила не работать: платили копейки. 15 лет на свалке провела: собирали бутылки, банки, металлолом. И сейчас этим занимаюсь.


К нормальной жизни возвращаться не хочу — тяжело это. Я брожу по городу, и мне это нравится.  

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости