В Прикамье чиновники не дают жилье 85-летней вдове участника ВОВ

Бабушка Прасковья Безгодова из Тулумбасов уже восемь месяцев ждет ответ от краевых чиновников, которые обязаны выделить ей как вдове участника Великой Отечественной войны жилищную субсидию. На эти деньги она смогла бы приобрести однокомнатную квартиру в Кунгуре, где живет ее дочь. Но от Министерства социального развития Пермского края ни ответа, ни привета, хотя заявление на предоставление субсидии было подано в ноябре 2015 года, а на его рассмотрение закон дает срок в 30 дней.  

В деревне Тулумбасы Асовского сельского поселения Берёзовского района в своем бревенчатом доме живет 85-летняя Прасковья Павловна Безгодова, вдова участника ВОВ. В Тулумбасах всего 100 человек. 80% из них дачники. Здесь нет ни магазина, ни аптеки. Единственная гордость населенного пункта — электричка, которая останавливается здесь на станции два раза в сутки.

P6060278.JPG

«Дом, в котором я живу, построил полвека назад мой муж, Яков Зиновьевич Безгодов. В доме есть русская печка, а газа нет, воды тоже нет, только летний водопровод, который зимой не работает. Огород вот держу. Тяжело в таком возрасте с огородом, но как без него?» — поливая капусту, говорит баба Паня, опираясь на клюку. Спина у нее болит и совсем не разгибается, напоминая со стороны знак вопроса.

Прасковья Павловна и Яков Зиновьевич прожили вместе 50 лет. Вырастили шестерых детей, которые сейчас сами уже пенсионного возраста. Яков Зиновьевич всю жизнь работал бондарем, делал большие липовые бочки для засолки огурцов. Прасковья детей воспитывала и немного работала няней в яслях и техничкой в местном клубе. 

P6060268.jpg

Жили скромно, у государства ничего не просили, хотя Яков Зиновьевич был участником Великой Отечественной войны. Собственно, все от той же скромности звание участника ВОВ он получил только в 2001 году, когда Кунгурский военкомат навел справки и выяснил, что муж Прасковьи Павловны участвовал в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на территории Западной Украины в составе в/ч №3230 (215-й стрелковый полк) в 1949-1951 годах.

«После того как бил бандеровцев, пришел домой нервный, по ночам ему снились кошмары, мучили головные боли. Многих бандитов они выбили, которые прятались в домах на небольших хуторах. День и ночь прочесывали горы. Бывало, по 150-200 километров проходили», — вспоминает баба Паня рассказы мужа. 

P6060290.JPG

С заявлением по поводу улучшения жилищных условий Прасковья Павловна никуда бы не пошла, если бы не соседи, Сергей да Елена. Они вычитали, что вдовам участников ВОВ положены жилищные субсидии, и предложили написать заявление в администрацию. Прасковья Павловна написала бумагу в октябре 2015 года. Комиссия тут же обследовала ее дом площадью 32,3 м2 и заключила, что вдова участника ВОВ нуждается в улучшении жилищных условий в соответствии со ст. 51 жилищного законодательства РФ.

«Все вдовы участников ВОВ в Асовском сельском поселении субсидии на жилье давно уже получили и перебрались поближе к детям, кто в Березовку, кто в Кунгур, а Прасковья Павловна поздно обратилась. Пораньше бы. Но в очереди она у нас стоит первой», — сообщила Лариса Козлова, главный специалист по земельным и имущественным вопросам Асовского сельского поселения.

Все документы администрация поселения направила в администрацию Березовского района, а оттуда в ноябре 2015 года бумаги ушли в Пермь, в министерство социального развития. По закону на рассмотрение заявлений дается 30 рабочих дней, однако прошло уже 8 месяцев, а ответа из Минсоцразвития до сих пор нет.

«Мы отправили документы Прасковьи Безгодовой и еще двух вдов участников ВОВ. Так как ответ из Минсоцразвития до сих пор не пришел, скорее всего, направим туда повторный запрос. Мы только за то, чтобы Прасковья Безгодова получила денежную компенсацию. В прошлом году сумма субсидии была 1 миллион 218 тысяч рублей», — прокомментировала свою часть работы Елена Шарапова, заведующая отделом архитектуры, строительства и коммунального хозяйства администрации Берёзовского муниципального района.  

P6060274.JPG

Все лето Прасковья Безгодова будет жить в деревне и только с наступлением холодов уедет к дочке Вере в Кунгур, где проживет в небольшой квартире до следующего мая, чтобы вновь приехать в Тулумбасы и не стеснять свою дочь. Мечтаю, говорит, о том, что на жилищную субсидию куплю себе однокомнатную квартиру в Кунгуре. Была бы рядом с дочкой и в тот же момент имела свой угол. Хорошие мечты. Если по закону баба Паня может претендовать на жилье от государства, почему бы его не получить?!

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости