Виктор Кошелев о мотивации, сыскном таланте и задаче командиров

Глава прикамской полиции генерал-лейтенант Виктор Кошелев дал большое интервью краевой газете «Звезда»

В 2008 году началась реформа МВД, главной задачей которой было очистить ряды от нерадивых сотрудников и даже потенциальных руководителей. Тем не менее и сегодня в адрес полиции звучит немало критики. В то время как в обществе одним из значимых критериев является зарабатывание денег, какой же должна быть мотивация у человека в погонах? Какими безусловными качествами должен обладать человек, чтобы стать успешным оперативником? Что особенно важно для самого руководителя полицейского главка и как лейтенанту стать генералом? Обо всём этом мы поговорили с начальником ГУ МВД России по Пермскому краю генерал-лейтенантом полиции Виктором Кошелевым.

Виктор Васильевич, давайте сразу спрошу: каким безусловным качеством должен обладать человек, чтобы идти служить в полицию и добиться успеха? И в чем этот успех заключается, ведь служба отличается от других родов деятельности тем, что здесь не может быть мотивации в виде денег.

— У меня не было много времени на раз­думья. После службы в армии предложили пойти в милицию. Я рос в селе, где меня все знали и я знал всех. Понимал: надев форму, должен предстать перед односельчанами в другом качестве — стража порядка, где я мог, невзирая на наше давнее знакомство, кого-то и поправить или даже привлечь к ответственности. Но я считаю, что всё взвесил, посоветовался с самим собой, с супругой и принял решение прийти на службу в милицию — участковым.

Тогда, конечно, еще многого не осознавал, но понимал, какую ответственность беру на себя. Конечно, со многим другим я столкнулся в процессе дальнейшей милицейской работы. За десятилетия службы понял, что первое, с чего необходимо начинать, добиваясь результатов в любом из направлений, будь то профилактика правонарушений или раскрытие преступлений, это надо уметь разговаривать на одном языке с любым человеком. Не важно, кто он: потерпевший, правонарушитель, подозреваемый или коллега. Нельзя свои взаимоотношения выстраивать с позиции силы или с позиции «я начальник, ты дурак». И только когда ты будешь относиться к людям по-человечески, результат будет положительный. Без этих качеств, без диалога работа полицейского невозможна.

Есть такие виды деятельности, которые измеряются объемами или глубиной вырытой ямы, но у нас это оценка и уровень доверия населения. Ведь, в конце концов, от умения выстроить доверительные отношения с гражданами зависит и успешность в раскрытии преступления. Поэтому, говоря о таланте опера, я, конечно, подразумеваю и эту составляющую — умение выстраивать доверительные отношения. А это и психология, и очень большая ответственность. Потому что, однажды вызвав доверие у человека, ты не имеешь права его нарушить и предать.

И с преступниками нужно разговаривать по-человечески?

— Однозначно. Плохих людей не бывает. А бывают люди с погрешностями в воспитании, с педагогической запущенностью. Этих людей нужно своевременно замечать и работать с ними. А если человек уже совершил преступление, с ним тоже нужно выстраивать диалог, в котором мысленно ставить себя на его место.

Зачем полицейскому мысленно ставить себя на место преступника?

— Чтобы понимать, правильно ли задаются вопросы, как они воспринимаются. Важно понимать логику и образ мышления подозреваемого. От этого в большой степени зависит и успех в раскрытии преступления. У меня есть такая поговорка: сам хитрый, люблю хитрых, но не люблю тех, кто хитрее меня. Это актуально как в работе руководителя, так и в работе опера при раскрытии преступлений.

А что делать, если вдруг человек оказывается хитрее вас, то есть обошел вас, не доложил, схитрил, умолчал, обвел вокруг пальца?

— Значит, ты как руководитель где-то допустил ошибку, принял неверное решение, которое пошло, возможно, во вред коллективу. И в таком случае нужно вносить коррективы. Бывает, что руководителя могут использовать в своих целях. И не только в полиции. А бывают очень впечатлительные руководители, которые, например, что-то услышали и сразу начинают на эмоциях, не изучив ситуацию со всех сторон, принимать какие-то управленческие решения. Всегда нужно всё как следует взвесить. Особенно это важно в общении с людьми. Нельзя принимать поспешных решений. Потому что от управленческих решений зависят судьбы людей. Вот что я имею в виду, когда говорю о «хитрости» руководителя, а также о «хитрости» опера.

Наверное, умение выстраивать доверительные отношения с людьми — это также и составляющая успеха конкретного опера?

— Конечно. Ведь многим вещам, если говорить об оперативной работе, в учебных аудиториях не учат. Во многом это зависит от индивидуальных способностей личности. Оперский талант не зависит от возраста. Можно быть совсем седым и, начитавшись книжек, считать, что раскрывать преступления очень легко.

Еще очень важно в работе по раскрытию преступления суметь не увести себя и своих коллег по ложному следу. Не уцепиться за факты, которые могут быть искусственным отвлечением от истины, а брать во внимание информацию, где не может быть мелочей. Здесь нужно уметь мыслить шире.

Для сотрудника важно собирать полную картину, анализировать ситуацию по крупицам. В деле раскрытия преступлений мелочей не бывает: где-то какую-то микрочастицу с места преступления не изъяли, где-то, общаясь с очевидцами, ты получил ложную информацию, в которую искренне поверил, и уже всё другое становится для тебя неинтересным.

Никогда не считал и не считаю себя каким-то идеальным опером, раскрывающим любые преступления. Главное — целиком отдавать себя работе, неважно, где ты несешь службу. А если ты просто будешь отбывать время — от срока до срока получения нового звания, продвижения по служебной лестнице — то всё становится скучным и неинтересным. И работа в таком случае не приносит удовлетворения.

Я знаю, что ваши сын и дочь также выбрали службу в органах внутренних дел. Это было ваше решение?

— Никого из детей я к этому не подталкивал. Они росли в семье полицейского, видели, как я вместо того, чтобы заниматься с ними в выходные, пропадал на службе. И теперь, оглядываясь назад, я прекрасно понимаю, что не смог уделить своей семье необходимого внимания, мало времени проводил с детьми. Тем не менее, видя всё это, они каждый сам по себе — и Владимир, сын, и Марина, дочь — приняли такое решение. Я не был против. Хотя внутренне и не в восторге. Потому что работу в полиции нельзя назвать благодарной, она всегда находится под пристальным прицелом общества. Работа эта непростая и в плане режима, и в плане психологических нагрузок, и из-за стрессов. Но это был их выбор, а я препятствовать не стал.

Сначала они окончили Новосибирскую среднюю специальную школу милиции, потом Омскую академию. Сын всю жизнь в криминальной полиции, начинал оперуполномоченным уголовного розыска, сейчас подполковник, заместитель начальника районного отдела полиции в Новосибирске. Дочь — капитан, работает в кадровой службе полиции.

Конечно, мы с супругой переживаем за детей. Но что поделаешь: однажды надев погоны, каждый человек берет на себя огромную ответственность и нагрузку.

Приказы приказами, но каждый сотрудник должен иметь четкое представление о том, ради чего он терпит лишения и ограничения, сутками не видит семью, понимать и знать, ради чего все эти жертвы — не для очередного же повышения и не за деньги. Ради чего? Вот вы лично для себя ответили на этот вопрос?

— Я убежден, что, однажды надев форму, человек должен осознавать: это не какая-то спецодежда, а форменное обмундирование, которое тебя ко многому обязывает. Считаю, что люди, идущие на службу в органы внутренних дел, должны понимать, что есть такая профессия — Родину защищать.

«Служа Закону, служу народу» — это не просто лозунг. Это, если хотите, и есть мотивация для сотрудника. И он отличается от работника любой другой сферы именно этим, он осознает, что служит народу и Родине. А это, безусловно, накладывает больше ограничений, больше обязанностей, чем прав. Некоторые считают, что погоны дают человеку власть, поэтому полицейскому дозволено больше, чем простому гражданину и все должны ему подчиняться, выполнять его указания. Но я думаю, что сотрудник с подобной мотивацией рано или поздно столкнется с необходимостью покинуть службу, поскольку задачи у полиции прямо противоположные: ты служишь людям, а не люди тебе.

А когда сотрудник начинает путать одно с другим, то это называется «профессиональная деформация». Наверное, в таких случаях на первых порах с ними должны заниматься психологи. Но если это уже реально мешает выполнению оперативно-служебной деятельности, надо уходить, потому что погоны — это не инструмент наживы.

Для опера нет ничего приятнее, чем раскрытие преступления, совершенного в условиях неочевидности. Одно дело, когда два собутыльника друг друга побили, а потом один убил другого. А вот когда в условиях неочевидности — то по скольким нитям надо пройти. И эта работа затягивает.

А вы наставляете своих детей по службе?

— Никаких инструкций я им читать не хочу. Конечно, переживаю и очень хочу, чтобы они не совершали ошибок. Когда человек добросовестно относится к своим обязанностям, то это всё равно не остается незамеченным. Но каждая ступень должна быть пройдена, рост должен быть поэтапным. А не так, как у некоторых бывает:— пролетел через все ступени — и начальник. Когда взлетаешь быстро и высоко, то падать потом бывает очень больно.

Вы начальник главного управления субъекта, генерал-лейтенант полиции. Сейчас, оглядываясь на пройденный путь, могли бы сказать, кому или чему вы обязаны своим успехом?

— Конечно, в этом большая заслуга моей супруги, которая все эти годы терпела трудности и поддерживала меня.

Значит, правильно говорят, что генерала из лейтенанта делает его жена?

— Ну, замуж она еще за гражданского человека выходила, за физрука. А потом я был и старшиной, и младшим лейтенантом. Многое ей со мной пройти пришлось и многое преодолеть.

Что бы ни говорили, а мой рабочий день начинается с негатива и заканчивается негативом. Утром смотришь сводку, а она не об урожайности на полях и не об объемах накошенного сена, а о том, кого где убили, изнасиловали, ограбили. И всё равно это через себя пропускаешь, потому что это не просто статистика, это чьи-то жизни и судьбы. И как бы я ни желал, а не получается, чтобы перешагнул порог дома и всё забыл. Наверное, мы невольно это с собой домой приносим, даже не замечая. И очень важно, когда дома тебя понимают, поддерживают, когда у тебя крепкие тылы.

Ведь иногда хочется просто помолчать, что-то проанализировать. Думаешь: правильно ли я сегодня решение принял? А корректно ли я побеседовал с тем или иным человеком или перегнул? И так всегда, неважно, полковник ты, подполковник или генерал, а всегда задаешься подобными вопросами.

А должен ли руководитель вникать в дела своих подчиненных?

— Конечно. А как судить о происходящем, не зная предмета рассмотрения? Быть сугубо номенклатурой, заниматься только расставлением подписей на документах — не в этом предназначение руководителя. Нужно вникать в работу. Я стараюсь встречаться с коллективами, бывать в районах. У нас самое рабочее звено — это районный отдел полиции. Смотрю, как они исполняют приказы, как их доносят на местах руководители, нет ли перегибов в этом. Смотришь, какие проблемы. В каком настроении твои товарищи. Если, не дай бог, у кого-то что-то не так, что-то дома случилось…

А вы замечаете, в каком настроении ваши подчиненные?

— А как по-другому? Наверное, самое сложное искусство — это искусство управления. А если у твоего сотрудника в семье случилось какое-то несчастье, а мы его здесь на работе еще добиваем, так что после этого можно ждать от человека?

В этом году отмечена серия дерзких нападений на отделения банков и банкоматы, но мало какие из них удалось полиции раскрыть по горячим следам. В чем причина? Новый, неизвестный вид преступности?

— Было семь фактов нападения на отделения банков и банкоматы. Сегодня мы обсуждали эту тему с губернатором и представителями Сбербанка. Во многих регионах эта проблема уже давно существует и докатилась до нас. Конечно, это резонансные преступления. И мы предпринимаем все меры для их пресечения и раскрытия.

А правда, что теперь полицейские будут охранять банкоматы?

— Даже при всём желании у нас на это ресурсов не хватит. Мы проводим комплекс мероприятий, направленных на профилактику и раскрытие преступлений.

Дерзкое ограбление банкомата в «Кристалле», совершенное с применением оружия и среди бела дня, до сих пор в нераскрытых. Почему?

— Мы ведем активную работу по раскрытию этого преступления. К сожалению, не все противоправные деяния удается раскрыть, хотя работа по ним и продолжается. Нельзя всё списывать на коллектив. Это, прежде всего, и моя ответственность как руководителя.

Как-то вы чересчур самокритично.

— Если руководитель считает, что у него всё замечательно и сам он очень замечательный, то ему нужно паковать чемоданы и идти на покой. Невозможно всё и всегда сделать идеально. И, пользуясь случаем, хочу отметить, что мне довелось служить в разных регионах. Коллектив прикамского главного управления достаточно профессиональный. Конечно, есть свои проблемы. К сожалению, у нас растет некомплект. На сегодняшний день — 800 человек. И нам бы хотелось, чтобы те, кто сегодня нас активно критикует, пишет негативные комментарии под публикациями о работе полиции, пришли к нам на службу и сделали нашу работу лучше. Мы будем только рады.

Беседовала Наталья Жукова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости