Наталья Жукова: «Самооценка россиян за рубежом меняется»

Изменение внешнеполитического курса России, ее активные усилия по отстаиванию своего собственного мнения на международной аренекак нельзя лучше ощущаешь, находясь за границей. И даже на отдыхе, общаясь с гражданами разных стран, ты чувствуешь нюансы, которые накладывает на людей пропаганда. При этом отчетливо видно, что самооценка русских туристов за последнее время значительно повысилась.

Остров Джерба — замечательное место отдыха, оторванное от материковой части Туниса, где традиционно проводили свой пляжный отдых ливийцы, французы и итальянцы. Английского и русского языка здесь практически не знают: говорят на тунисском и французском, который считался вторым государственным языком — с того самого времени, как Тунис был французской колонией. Русских туристов сюда занесло тем самым морским бризом, который резко повернул в эту сторону после напряжения в отношениях российской стороны с Египтом и Турцией. Россияне активно освоили это побережье Средиземного моря лишь после того, как стали закрыты для отдыха эти две страны.

Русским здесь рады. Отели мало чем отличаются от турецких или египетских, но местное радушие ты ощущаешь с первого раза. Здесь нет отношения к туристам, как к первосортным и второсортным, как это часто замечалось мною в Турции, где официанты в первую очередь обслуживают немцев, а ты сидишь за столом, заставленным пустыми тарелками, а официанты снуют туда-сюда вокруг представителей «элитных наций». Стараешься не замечать этой «дискриминации», но на настроение это, конечно, влияло.

В Тунисе улыбаются всем туристам — неважно, из Франции ты или из России. Еще не избалованный обильным туристическим бизнесом персонал отеля старательно выполняет свои обязанности круглые сутки за 100 с небольшим долларов зарплаты в месяц.

На отдыхе люди расслабленны, улыбчивы и доброжелательны. Внешняя суровость россиян под щедрыми лучами солнца здесь растворяется — они становятся очень коммуникабельными. Люди едут на отдых не для того, чтобы увязнуть в политических баталиях. И тем не менее беседы на политические темы не редки. Общаясь с гражданами разных стран, ты отчетливо понимаешь, как внешняя политика повлияла на отношение и к русским,и к руководству России. При этом в восприятии действительности значительную роль играет работа пропагандистской машины того или иного государства, из которого человек прибыл.

Например, ливийцы очень доброжелательны и позитивно настроены к россиянам. Школьный учитель из Ливии мне рассказал, что у них очень уважают Путина. «Путин итс гуд», — говорил он мне. В Ливии российского президента особенно почитают, считая его сильным лидером и единственным, кто способен противостоять «американской агрессии».

Нашими соседями по номеру оказались две украинки с ребенком. Они работают менеджерами в торговом центре в Москве. «Родители живут в селе, под Хмельницким, работы там никакой нет — только натуральное хозяйство. Молоко, мясо — свое, но денег как таковых нет. Высылаем родителям из Москвы», — говорит одна из девушек, Аня.

Аня рассказывает, что они счастливы, что им разрешили работать в России, «потому что в Украине денег и работы нет совсем». «Эта работа нам позволяет обеспечивать себя, родителей и ребенка на Украине, и еще остается на отдых в Тунисе». Тем не менее когда девушки приезжают в родное село, односельчане их называют «сепаратистами». «Вы, говорят, сепаратисты, в России работаете. А мы отвечаем: а что нам делать? Голодом сидеть здесь?»

Однако восприятие и оценка политических событий у граждан Украины все-таки иная. Налаживание отношений с Турцией они, к примеру, интерпретируют сообразно украинской пропагандистской машине.
В России известно: Эрдоган извинился перед Путиным за сбитый бомбардировщик, после чего наш президент возобновил отношения с Турицей. Наши украинские соседи говорят так: «После взрывов в стамбульском аэропорту Путин принес соболезнования Эрдогану. После этого Эрдоган решил возобновить товарно-денежные отношения с Россией».

И вроде одно и то же событие. Но чувствуете, сколько оттенков смыслов в интерпретациях?

С француженкой Софи мы познакомились не сразу: сначала несколько дней мы обменивались взглядами, я слышала, как онаактивно общается с людьми на французском. А я по-французски не знаю ни слова, но потом неожиданно выяснилось, что Софи знает русский. Потом она признается: «Наташа, я понимаю и говорю на русском, но предпочитаю этого не показывать, потому что очень боюсь русской агрессии». Вы понимаете, европейцы боятся русской агрессии!

Потом в наших неспешных разговорах Софи поделилась восприятием Путина у себя на родине. «Путина у нас боятся», — сказала она. И это, в общем-то, отображает суть подачи России в информационной повестке Европы. Там боятся русской агрессии и русского президента. Не очень приятно. Но значительно лучше, чем если бы не «боялись», а «смеялись».

Чопорные итальянцы предпочитают с русскими не разговаривать вообще. И даже не реагируют на приветственное английское «Хеллоу!». Ну так и что ж. Общий тон здесь все-таки задает местное гостеприимство, улыбки и радушие. По какому-то едва уловимому флеру ощущается изменившееся настроение россиян на отдыхе, их значительно повысившаяся самооценка.

Уже нет того показушно-бравурного настроя, заставляющего подвыпивших русских туристов надеватьфутболки с надписью «Путин — наш президент» и ходить в ней с вызывающим видом, как это было в турецком отеле в 2014 году. Уже нет отношения к русским, как к туристам второсортного вида. Я видела, как детской радостью радовались аниматоры, когда в отель после значительного оттока русских вновь прибыла целая группа наших туристов. «Фром Раша!!!» — кричали они и прыгали со счастливыми улыбками, как дети.

Вот такая она, курортная политика. Но это то, где русский человек может отчетливо ощутить на себе все нюансы внешней политики своего государства.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости