В Прикамье отшельник живет 15 лет без света и воды

Заброшенного посёлка 42-я Шахта, что под Кизелом, уже больше десяти лет нет на картах. Люди там тоже официально не живут. Практически единственный обитатель этих мест — 48-летний Иван, который, несмотря на разруху и отсутствие цивилизации в некогда богатом посёлке, сумел построить хозяйство и найти себе занятие по душе вдали от городской суеты.

Следы былого благополучия

От Кизела до 42-й Шахты 18 километров. Брусчатая дорога выгодно отличается отсутствием ям и выбоин от той, что проходит по самому городу. Дороги и дома в шахтёрских посёлках строили в начале 50-х пленные немцы. Кизеловский угольный бассейн в то время был одним из самых богатых в России. В 42-й Шахте была школа, больница, столовая, магазины. Местные вспоминают, что было много детей: тут и там слышался визг и хохот, мелькали тонкие детские ноги в резиновых сапогах.

Сейчас в шахтёрских посёлках нет работы, и люди уезжают.

63pLTjbZtRc.jpg

«Я давно ни с кем не говорил»

«Свет отключили в 2001 году, а воду перекрыли в 2003-м», — говорит с улыбкой жилистый мужчина Иван и приглашает нас во двор.

В покинутом людьми посёлке осталось четыре дома, в одном из которых и живёт Иван. В этом доме он родился и вырос. Мальчишкой он, бросив свой велосипед возле забора, взбегал по крепким деревянным лестницам на крыльцо, скидывал ранец и убегал гулять с друзьями. Сейчас фундамент источился, и дом осел. Стены и крыльцо перекосились.

«Мой отец, брат и я были шахтерами. Добычу угля в нашей шахте прекратили в 1997 году. Все стали уезжать. Я остался из-за матери. В последнее время она совсем ослепла. Сестра забрала её в Екатеринбург. Сейчас живу один. Привык здесь, — речь Ивана невнятная. Он часто прерывается. Вздыхает. — Я давно ни с кем не говорил».

Иван за год до прекращения добычи угля ушёл работать егерем и в списки подлежащих к расселению бывших шахтеров не попал. Работать лесничим ему было по душе. Но и оттуда его скоро попросили.

коза.jpg

Вода за два километра

Через дорогу от дома Ивана есть колодец, но вода там не пригодна для питья. На дне колодца и на стенках ядовитый шлак с шахт. Жителям посёлка приходится ходить пешком два километра на родник. Вместо электрического света Иван использует налобный фонарик. Просыпаясь засветло, он ставит тесто на хлеб. За продуктами ездит на велосипеде в ещё действующий посёлок на соседней 41-й шахте. А зимой, когда дороги заметает, ходит туда на лыжах. Переезжать на 41-ю, куда и расселили бывших односельчан Ивана, он не хочет.

«Там одна разруха, — сетует мужчина. — Безработица. В разрушенных домах люди устроили помойку. Все спиваются, воруют друг у друга. Могут и убить за сто рублей…»

Иван зарабатывает, собирая летом металл на территории заброшенной шахты.

«Хватает, — кивает Иван, не задумываясь. — Тысяч пять за лето заработать получается. Я покупаю только муку, растительное масло и рожки. Лучок, картошка — с огорода. Из лесу — грибы и ягоды. Я не пью. Сигареты не покупаю. Одежда и обувь у меня есть».

tnJXDbVIFY0.jpg

Природа напирает со всех сторон

Мы сидим на завалинке во дворе его дома. Вокруг мертвая тишина: ни лая собак, ни кукареканья петухов, ни людских голосов. Природа напирает со всех сторон: покрываются мхом развалины бывшего магазина, от деревянных домов почти ничего не осталось, всё поросло непролазными кустами малины. В этом году в посёлок приходил медведь. Лисы и ястребы утащили последних кур. То ли волки, то ли дикие собаки прошлым летом растерзали соседских овец.

«Овец держать нельзя — задерут, — говорит Иван. — А вот козы умнее, далёко не ходят. У меня их две: Маша и Глаша. Я оставляю калитку открытой, чтобы они всегда могли забежать во двор».

В доме чисто. На кухне нехитрый скарб: газовый баллон, умывальник, старый комод. На стене часы с кукушкой. На столе радио, очки и раскрытая книга. Пикуль «Пером и шпагой». О цивилизации напоминает только простенький сотовый телефон.

«Заряжаю его в посёлке на 41-й, — говорит мужчина. — Включаю один раз в неделю. Каждую пятницу в семь часов вечера. В это время мне всегда звонит мама».

Обратно мы возвращаемся молча. Я слежу за дорогой. Выложенная брусчаткой, она может прослужить ещё несколько сотен лет. Только совсем скоро ехать по ней будет некуда.

печка.jpg

5 фактов об истории Кизеловского угольного бассейна

Впервые каменный уголь был обнаружен в 1783 году при постройке плотины для Кизеловского чугунолитейного завода.

На начало XX века в бассейне работало 36 шахт, добыча угля в 1915 году составила 976 тыс. тонн.

В пик развития КУБа, в 1956 году, в бассейне насчитывалось 37 шахт, добыча составила 11,4 млн тонн.

Из-за нерентабельности шахт в 1997 году было принято решение об их полной ликвидации.

К 2002 году Кизеловский угольный бассейн полностью прекратил добычу угля.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости