Врач показал, как соблюдать правила личной гигиены

11 апреля 2020, 15:08
Фото: открытые источники
Медик показал, как обезопасить себя и окружающих, как взаимодействовать с поверхностями и даже как правильно снимать перчатки.

Врач Федор Красковский записал видео о том, как соблюдать элементарные правила гигиены во время пандемии коронавируса. 



«В курсе.ру» решил дополнить эти советы и рассказать вам о еще 10 правилах личной гигиены.


Моем руки правильно

Руки необходимо мыть с антибактериальным мылом по возвращению домой, до посещения туалета и обязательно после туалета, перед едой и после приема пищи, после смены подгузника, после кашля, чихания и сморкания, после прикосновения к ручкам дверей и другим поверхностям в общественных местах, после контакта с сырыми яйцами и мясом, после контакта с мусором, после контакта с деньгами и с животными. Если вы находитесь в дороге и у вас нет возможности вымыть руки с мылом, необходимо иметь при себе влажные салфетки или антибактериальный гель, чтобы устранить хоть некоторое количество микробов.


Следим за чистотой рук и ногтей

С мытьем рук разобрались, а что с ногтями? В ногтях может содержаться огромное количество болезнетворных бактерий, способных попасть в рот через пищу. Существует даже целый список болезней грязных рук, например, дизентерия, болезни, вызванные гельминтами, гепатит А.


Вытираем руки

После мытья стоит вытирать руки насухо. Во влажной среде бактерии размножаются в несколько раз быстрее. И тогда вымытые, но мокрые руки превращается в настоящий магнит для бактерий.


Умываемся со специальными средствами

К коже лица необходимо относиться крайне бережно. Для умывания следует использовать специальные средства. Прыщи и угри самостоятельно выдавливать не стоит, так как это может привести к присоединению бактериальной инфекции.


Принимаем душ каждый день

«Центр гигиенического образования населения» Роспотребнадзора рекомендует мыть тело ежедневно теплой водой, используя специальные средства (мыло, гель для душа и др.). Температура воды должна быть немного выше нормальной температуры тела (37-38 градусов).

Это следует делать потому, что ежедневно кожный покров вырабатывает сало и пот. Если не смывать эти выделения, то защитные свойства кожи нарушаются и, соответственно, создаются благоприятные условия для размножения болезнетворных бактерий, грибков и других вредных микроорганизмов.

Принимать ванну, душ с применением мочалки специалисты советуют не реже 1 раза в неделю.


Увлажняем кожу правильно

Все увлажняющие продукты стоит нужно наносить сразу после того, как вы вышли из душа, не вытирая тело полотенцем. Так мы задерживаем влагу на поверхности кожи — именно таким образом работает любой крем.


Не причесываем мокрые волосы

Трихологи (специалисты, занимающиеся диагностикой и лечением заболеваний волос и кожи головы) не рекомендуют расчесывать только что вымытые волосы. Дело в том, что влажные волосы растягиваются и возвращаются в первоначальное состояние при высыхании. Если в это время расчесывать их и растягивать еще сильнее, то через несколько недель вам придется решать проблему с помощью ножниц. Этого можно избежать: стоит только расчесать волосы перед мытьем. Кстати, таким образом вы оставите на расческе все те волосы, которые могли попасть в канализационные трубы.


Не забываем о гигиене расчесок и аксессуаров

Омертвевшие клетки кожи, кожный жир и пыль скапливаются на всех предметах, которые мы используем для ухода за волосами. Таким образом расчески, резинки и заколки становятся рассадниками бактерий. Поэтому тщательно мойте шампунем расчески и аксессуары для волос каждый месяц.


Моем руки после контакта с питомцами

А вы знали, что наши четвероногие друзья могут передать нам около 150 вирусных или бактериальных инфекций. К слову, из 1 415 патогенных микроорганизмов, которые наносят вред человеку, 61 % домашние любимцы переносят на своей шерсти и лапах. Кстати, мыть руки следует даже после соприкосновения с клеткой, игрушками и едой питомца.

Вспотел - бери полотенце

Многие из нас время от времени вытирают пот руками — салфетка не везде найдется. Но, возможно, именно эта привычка является причиной появления раздражения, акне и прыщиков. Ведь на каждом квадратном сантиметре кожи рук проживает около 1 500 бактерий, и половина из них остается там даже после мытья. Поэтому стоит иметь под рукой бумажные платочки или полотенце, чтобы лишний раз не трогать кожу руками.

Вирусолог из Израиля рассказала о симптомах коронавируса и методах его выявления
11 апреля 2020, 14:59
Фото: 9 канал, Израиль
Доктор медицинских наук Екатерина Левицки из центра «Ихилов» в Тель-Авиве рассказала о симптомах коронавируса, как работают тесты, а также о влиянии инфекции на организм. 

Екатерина Левицки каждый день работает с пациентами в Израиле, где введены практически аналогичные России правила по самоизоляции. В стране на сегодня уже почти 9 тысяч заболевших коронавирусом, газета «Звезда» узнала у доктора Левицки, чем опасен коронавирус и почему в больницы чаще всего доставляют пациентов с диагнозом пневмония. 

— Нас убивает не вирус. Убивает наша иммунная система. <...> Если у вируса получается проникнуть внутрь клетки дыхательной системы, она начинает с большой скоростью строить новые вирусы, что приводит к так называемому иммунному шторму. То есть в это время иммунная система посылает огромное количество клеток к вирусу, иммунные клетки начинают уничтожать вирус и тем самым поражают и убивают клетки легких. Что и приводит к пневмонии, - рассказывает вирусолог.

Доктор также рассказала, какие тесты используются в Израиле, чтобы со 100% вероятностью определить наличие у человека коронавируса. 

— В Израиле используется только один вид теста – молекулярный, который позволяет определить зараженного коронавирусом. Когда пробирка с вирусом попадает в лабораторию, лаборант должен его расщепить, очистить и сделать реакцию в режиме реального времени. Эта реакция очень точная. Во всем мире сейчас говорят о тесте на антитела. Но на данный момент он неэффективен. Чтобы обнаружить вирус, мы можем произвести только молекулярный анализ. Чтоб выловить антигены (антитела), должно пройти недели две с момента заражения. В этом случае две недели человек ходит и заражает, - уверена Екатерина Левицки.

Вирусолог также рассказывает, что самая главная опасность сегодня — быть уверенным, что ты не заражен.  

— На данный момент мы столкнулись с вирусом, который известен с 1965 года, но это новая мутация. Мы не знаем до конца всех симптомов, не знаем до конца, как с ним бороться, - рассказывает доктор Левицки.

Полную версию интервью вы можете прочитать на сайте газеты «Звезда».
Алиса Прудникова: «Культура должна стать образующей платформой»
Культура и шоубиз 11 апреля 2020, 14:07
Фото: posta-magazine.ru

В ситуации самоизоляции оказались не только граждане, но и культурные институции. 

Прокомментировать происходящее в сфере культуры мы попросили Алису Прудникову, директора Государственного центра современного искусства и комиссара Уральской индустриальной биеннале в Екатеринбурге.

— Экономика сейчас в кризисе, а как обстоят дела в искусстве?

— Искусство — это тоже часть экономики, поэтому и искусство сейчас в кризисе. Культурные институции закрыты, ежедневно теряются несколько миллионов рублей. Крупнейшие музеи не только не продают билеты посетителям, есть и более сложные экономические проблемы, которые связаны с функционированием системы, с партнерскими проектами, с государством. Приходится пересматривать их на ходу.

— То есть кризис искусства находится в экономической плоскости? Люди не ходят в театры, не покупают билеты, культурные институции теряют деньги. А творческого кризиса нет?

— Культурная сфера находится всегда в самой высокой степени мобилизации. И сейчас все быстро сгруппировались и стали думать об альтернативных возможностях существования. Все музеи превращаются в собственные медиа. Эта новая реальность будоражит умы и заставляет всех сотрудников придумывать новые форматы работы. Музей — довольно пластичный материал, который может «пересобираться» в условиях карантинного кризиса.

— О такой «пересборке» говорят многие культурные деятели. О театре онлайн, например, высказывался Юрий Грымов. Он считает, что просто показывать записанные спектакли и выкладывать их куда-то невозможно, так как это не передает атмосферу. Для онлайн-театра, он считает, нужен совершенно другой подход. В связи с этим у онлайн-музея есть будущее?

— Онлайн-музей — это музей для онлайн-аудитории. Идет глобальная перестройка зрительского опыта, который вдруг обнаруживает себя на диване наедине с крупнейшими, мощнейшими шедеврами, с постановками, с музеями, с театрами всего мира. И это новая открытость: можно воспользоваться каким-то программами типа GOOGLE ART и погулять по музеям, увидеть оцифрованные коллекции, воспользоваться оцифрованными библиотеками. Эта масштабная доступность культурного контента привела к тому, что сейчас меняется сама философия культурного потребления. Когда вдруг неожиданно вы получаете глобальный опыт впечатлений, это такая глобальная проверка силы онлайна и оффлайна. Она, конечно, спекулятивная, ведь мы не по доброй воле этот эксперимент проводим. Мы не можем сейчас сказать: хотим обратно в свой музей! Самое мучительное в этом эксперименте то, что нас терзает неопределенность. Никто из нас не знает, когда все закончится, где финал этой драмы, какова развязка. И вот мы все оказались в этом новом мире, в вынужденном эксперименте по смене зрительской оптики. Появилась определенная возможность выйти из своих четырех стен в этот новый мир, появились предложения от музеев, театров, библиотек, у нас ко всему есть доступ, но это не значит, что мы научились воспринимать. Тот мощнейший музейный ресурс, в котором присутствует и образование, и погружение, и медиация с содержанием — это то, что еще нужно нарастить. Понятно, что за два месяца такую мощную перезагрузку не сделать. Но если нас ждет это чудесное онлайн-будущее, то это произойдет.

— То есть существует тренд — «онлайн-будущее». А какие еще вы видите тренды, как дальше музеи будут жить после коронавируса?

— Я меньше всего люблю прогнозы, но ясно, что мы сейчас очень мощно себя прокачаем в онлайн-формате. И наверняка вернется, то что было: амбициозные, мощные, большие выставочные высказывания, будут форматы выставок, к которым мы привыкли. Но мне кажется, что будут мощнее развиваться онлайн-версии любых музеев. Любой сайт превратиться в такое музейное медиа. И, наверное, в посткарантинный период это станет привычным рабочим инструментом.

— Как выживать и развиваться небольшим музеям, галереям нестоличного уровня?

— Недавно музей Москвы провел дискуссию с директорами городских музеев страны: от Москвы — до Владивостока, где есть музей Арсеньева, участвовал и Красноярский музейный центр, из Перми — Наиля Аллахвердиева, директор музея PERMM. Они как раз рассуждали, как в отсутствие каких-то резервов, в отсутствие общения со своей аудиторией, продолжать с ней работать, сохраняя при этом стандарт качества, к которому привыкли посетители. Как перестраиваться и идти за своей аудиторией, как ее находить в других каналах. Это очень здорово, когда городской музей, художественный музей мыслит уровнем своего города. Не думает только о том, как бы нам здесь выжить, а в целом думает, в городском масштабе. Это помогает историям масштабирования. Есть такой маппенинговый термин «think big». Когда мы мыслим большим масштабом, понимая, что мы вот здесь, в нашей точке, можем всем миром коммуницировать. Роль музеев как раз в том, чтобы снимать напряжение, тревожность, увлекать какими-то другими историями, которые уводят тебя из твоего замкнутого пространства. И это очень важная миссия.

— Понимать это так, что небольшие региональные музеи и другие институции должны забыть, что они небольшие и региональные? И делать все так, как будто на них смотрит вся планета?

— Во всяком случае, это мой собственный способ выживания, другого я не знаю, поэтому им и делюсь.

— А как вы представляет себе того нового зрителя, каким он станет после окончания самоизоляции? Каким он будет?

— Мне кажется, он придет более продвинутым. Все эти огромные возможности платформ, университетов, курсов позволят нам выйти настолько самообразованными из этого коронавируса, что наступит новый этап общения. Все, что есть сейчас на порталах музеев — кладезь невероятный, можно изучить, подтянуть, понять. Поток открытой информации — это уникальный жанр, когда, от Лувра, Пушкинского музея и Третьяковки до небольших музеев, все работают и знакомят со своей деятельностью в очень интенсивном режиме. Мне кажется, зритель придет и скажет: «Ну что, друзья, теперь я все про вас знаю, давайте теперь более глубоко разбираться». Скажу о себе. Я ,например, сейчас слушаю курс про оперу и думаю, что вернусь в театр немного другим зрителем, потому что для меня открылся просто дивный новый мир.

— Мы сейчас с уверенностью говорим, что в рамках России экспорт культуры идет из Москвы, Санкт- Петербурга, возможно, Екатеринбурга. Когда-то в этом ряду была и Пермь. Как вы думаете, у пермской культуры есть шанс вернуться в этот ряд?

— Как большой патриот региональной силы, специфики территории, скажу, что объяснение этим процессам лежит скорее в медийно-политической плоскости. Пермь, несомненно, сейчас находится в переходной ситуации. Если повестка вдруг переключится вновь на культурную, то все, что имеет Пермь, вновь приобретет особенную ценность и будет сопровождаться ресурсами. Потрясающий музей PERMM с его программами должен стать гордостью, нужно найти ему достойное пространство. Центр городской культуры, художественная галерея, оперный театр и его перезагрузка, Дягилевский фестиваль — всего этого хватит, чтобы поднять на знамя. Важно понять, насколько процесс будет осознанным и насколько он будет сопровождается инвестициями. И это важнейшая повестка для Перми. Перезагрузка не с точки зрения возвращения «культурной столицы», а с точки зрения этого внутреннего накопления, которое нужно капитализировать.

— То есть «будут деньги — будет искусство»?

— Вопрос не в том, чтоб были деньги. Мы находимся в такой реальности, что деньги ушли отовсюду. Вопрос в том, как они будут распределяться. Даже небольшая инвестиция может дать мощный результат в культуре. Следующая, посткризисная, история будет заключаться в понимании, что культура — это не последняя буква в алфавите первоочередных нужд и в пирамиде Маслоу. Должна быть пересмотрена сама эта пирамида, культура должна стать образующей платформой для всей остальной системы. Это может стать моментом очень мощной концептуальной перезагрузки. И вот если это случится, то все будет отлично.

— Звучит оптимистично!

На карантине по коронавирусу в Прикамье находятся 2303 человека
Жизнь 11 апреля 2020, 11:22
Фото: открытые источники
За сутки количество изолированных на дому жителей Пермского края увеличилось на 96 человек.

В Пермском крае увеличилось количество человек, отправленных на домашнюю изоляцию — с 2207 до 2303 человек. Об этом сообщает краевой оперативный штаб по борьбе с распространением коронавирусной инфекции. Все эти люди контактировали с зараженными или же проходят период изоляции после возвращения из-за рубежа. 

По данным на 9.00 по московскому времени, в больницах края лечение от коронавируса проходили 67 человек. У 26 коронавирус подтвержден, еще 1 человек находится дома под наблюдением врачей без ярко выраженных симптомов, у остальных есть признаки ОРВИ и они ожидают результатов анализов из лабораторий. 

Всего с начала мировой пандемии в Прикамье было зафиксировано 45 случаев заражения коронавирусом, 15 человек выздоровели, трое скончались.Тесты на наличие коронавируса в крае сдали более 10 тысяч человек.
+ Читать еще
Яндекс.Метрика