Авторы пермского проекта «Истории Марты» рассказали, зачем люди помогают безвозмездно

Жизнь 20 сентября 2019, 12:45

Дизайнер Юлия Шарапова несколько лет назад решила, что помогать бездомным животным можно эффективнее, чем просто жертвовать деньги, и придумала проект с красивой посудой, а задорных кошек и собак для кружек и тарелок нарисовала иллюстратор Елена Берлин.

Доброе сердце Марты

– Логично, наверное, начать с вопроса о появлении вашего проекта. Как родились «Истории Марты» и что это за Марта?

Юлия Шарапова: Это абсолютно случайное название. Марта – вымышленный персонаж, такой собирательный образ животного. В своем сегодняшнем виде «Истории Марты» существуют уже около трех лет, и мы помогаем собирать средства для собачьего приюта «Доброе сердце». Поначалу много экспериментировали с продукцией, казалось логичным делать аксессуары именно для собак. Мы производили поводки, игрушки для животных, подстилки и даже печенье. Но это было слишком узко, и покупателей было не так много, как хотелось. Но наш первый опыт участия в специализированных выставках и ярмарках – из тех времен.

– Расскажите немного о том, как именно создаются ваши коллекции. Выглядит всё очень профессионально, как с фабрики.

Юлия Шарапова: Лена рисует картинки вручную, я делаю цифровую обработку, и мы заказываем с них деколи. Это такая пленка-переводка, которую мы вырезаем, размачиваем и вручную наклеиваем на кружки и тарелки, это очень старый и трудоемкий способ нанесения. В отличие от простой фабричной печати он довольно сложный, зато вечный. То есть рисунки с наших кружек не облезают, не портятся, не тускнеют. Их можно спокойно тереть металлическими щетками, мыть в посудомоечной машине без каких-либо последствий для изображения. После нанесения деколи посуда просушивается и только потом запекается в муфельной печи при температуре 850 градусов несколько часов, пока изображение не впечется в поверхность глазури намертво.

– Как устроен проект с точки зрения экономики? Например, за обжиг в печи вы платите деньги?

Юлия Шарапова: За услуги обжига приходится платить, да. Есть и другие неминуемые статьи расходов – это производство деколей и закупка самой посуды. Мы всегда стремимся делать как можно больше работ бесплатно, ведь наша цель – заработать деньги на благотворительность. И это удается. Например, с печатной продукцией нам помогают дружественные типографии «Астер» и DPS, за что им огромное спасибо! Еще с нас как с благотворительного проекта никогда не берут взносы за участие в городских маркетах или фестивалях. Конечно, мы стараемся знакомиться, договариваться, искать варианты сделать что-то бесплатно или снизить стоимость работ.

– Приходится ли вам платить зарплату сотрудникам?

Юлия Шарапова: Весь проект – это мы. Поэтому сами всё закупаем, сами клеим, Лена рисует, я делаю дизайн-макеты, сами продаем. Поэтому статьи расходов «зарплата сотрудникам» у нас нет.

– После продажи вы передаете в приют вырученные средства за вычетом обязательных расходов?

Юлия Шарапова: Мы передаем приюту 100% вырученных средств. Ту сумму, которая сейчас тратится на проект, я раньше просто отвозила в «Доброе сердце» и отдавала на хозяйственные нужды. Потом поняла, что деньги, которые просто отдаются, можно приумножить с помощью продаж и помогать животным большими суммами. Но конечно, не всё так просто, как может показаться, потому что будь начальная сумма значительной, можно было заказывать большие тиражи продукции или деколь сразу на пару лет и экономить на этом. Но в погоне за такой эффективностью придется брать деньги из вырученных средств, и тогда нарушится вся концепция проекта «Истории Марты», который отдает на благотворительность всё до копейки. И так будет всегда. На нашем проекте не зарабатывает никто, кроме нуждающихся животных. После каждого маркета мы делаем пост-отчет в «Инстаграме» (@martahistory) о том, сколько удалось заработать, и вся эта сумма отправляется на нужды животных. Поэтому, пусть мы зарабатываем меньше, чем могли бы, зато сохраняем доверие покупателей и делаем проект таким, каким хотим его видеть.

– Сколько личного времени уходит на этот неоплачиваемый труд? Пробовали подсчитать?

Юлия Шарапова: Я отношусь к этому как к любимому хобби. Не считаю это работой, но иногда тратится всё свободное время, например, во время подготовки к дням продаж. Это занятость на все выходные. Посидеть – поклеить, с кем-то договориться, постоять на маркете.

Чувство долга не продлится долго

– Зачем вы этим занимаетесь? Вот только честно. Очень интересен механизм такого душевного порыва.

Юлия Шарапова: Я очень много об этом думала. Я занимаюсь благотворительностью для животных уже более десяти лет и долго пыталась для себя сформулировать, зачем мне это. А потом поняла, что всё очень просто: мне это нравится, я получаю от этого удовольствие. Я знаю, что некоторые помогают, потому что животных жалко или они хотят сделать мир лучше и так далее. Но я не уверена, что это работает. На таких душевных порывах можно помочь один раз, два, но это не станет постоянным занятием на годы. Это такие разовые акции, приступы доброты. Человек сможет заниматься этим постоянно, только если получает обратную реакцию, какие-то эндорфины, настоящую радость. Если ты занимаешься благотворительностью на каком-то измождении, из чувства долга или жалости, или потому что на тебя кто-то рассчитывает, то долго это не продлится. Очень скоро она превратится в груз, от которого ты будешь хотеть избавиться. А так я приезжаю в приют и иду гулять в поле с собакой. Я там отдыхаю, там чувствую себя очень хорошо. Получается, что занимаюсь благотворительным проектом не потому, что мне бедную собачку жаль. Точнее, не только поэтому, но и ради себя.

Елена Берлин: Еще очень важен эстетический аспект. Мы всегда любили посуду и очень давно хотели заниматься именно посудой. И тут сложились два фактора: с одной стороны, то, что мы делаем, просто красиво, а второй – мы искренне любим животных и видим, как наше дело помогает приюту развиваться. А еще я просто рисовать люблю.

– В каких городских событиях вы участвуете?

Юлия Шарапова: Основные продажи мы делаем на событийных площадках. Мы давно дружим и участвуем во всех фестивалях Red Market (6+). Туда часто приходят наши постоянные покупатели, которые собирают всю серию, например, или нечаянно разбили любимую кружку. Приходят и говорят грустно: «Мы разбили вашу кружку, вот пришли за новой». Да классно, это на счастье! Мы только рады! Покупайте, бейте как можно больше. Этим летом участвовали в фестивале Seasons (6+) в Хохловке. Там были такие успешные продажи, что мы испугались, что кружек не хватит. Всегда участвуем во всех мероприятиях «Доброго сердца». В минувшие выходные прошел традиционный фестиваль «Пойдем домой» (6+) в Балатовском парке, на котором можно было взять собаку или просто пообщаться с животными, принести им подарки.

В рисунках все узнают своих питомцев

– Где еще, кроме фестивалей, можно купить вашу посуду?

Юлия Шарапова: За время существования «Историй Марты» у нас появилось много друзей – это кофейни и магазины, которые просто выставляют нашу посуду у себя и ничего на этом не зарабатывают. Это магазин «Чердакк», кафе «Гараж», «Свет», «Фрай», Stardogs, Мonkey Grinder и ювелирный магазин «Грани». Они нам очень помогают с продажей и популяризацией наших вещей. Пусть в кофейнях кружек стоит не так много, зато люди начинают нас узнавать, специально искать на маркетах, где выбор всегда больше.

– Планируется ли расширение вашего ассортимента?

Юлия Шарапова: Кроме посуды у нас уже много что есть. Значки, брелоки, миски для животных, сумки-шоперы, обложки на паспорт. У нас есть подруга, которая живет в Китае и находит там недорогое и качественное сырье. Доступные по цене исходники – вообще первостепенная задача, иначе цена за конечный продукт будет слишком высокой, и нам не удастся ничего заработать. Но скоро у нас будет действительно пополнение в коллекции. Наконец удалось договориться с заводом на изготовление минимальной партии эмалированных кружек, мы шли к этому два года. Для этой посуды уже нарисованы четыре новые собаки и три новых кота, и нам они очень нравятся.

– Лена, это опять ваши рисунки?

Елена Берлин: Да. Я уже потеряла счет, сколько картинок нарисовала. Всегда кажется, что вот на этот раз я не смогу, но получается всё лучше и лучше. Самое сложное – придумать мордочку, но выручает то, что всё-таки мы делаем не конкретные породы собак, а скорее характеры, образы. Тут рисовала таксу, а она получилась похожа на просто большую черную собаку. Или вот в приюте очень много мохнатеньких собак…

Юлия Шарапова: …Собакодед мы их называем.

Елена Берлин: Да. И вдруг мы понимаем, что до сих пор не отразили их в творчестве. Надо срочно садиться и отражать. Так они все и рождаются.

Юлия Шарапова: Кажется, что это просто типажи, но самое интересное, что все в Лениных рисунках узнают своих питомцев. Я считаю, по-

этому мы так интересны людям. Человек без труда выберет кружку с животным, которое ему просто нравится или похоже на его собаку.

Дать любовь тому, кто в ней нуждается

– А у вас есть домашние животные?

Юлия Шарапова: У меня собака как раз из приюта «Доброе сердце». С ней всё произошло случайно. Мы взяли нашу Пони 11 лет назад, я тогда знать не знала, что такое волонтерская деятельность. Просто мне очень хотелось собаку, и я понимала, что купить мы можем любую, но решили дать дом нуждающемуся в любви животному, чтобы сделать хорошо и себе, и другим. Мы поехали в приют и выбрали самую страшненькую собачку, она была вся неухоженная, не вакцинированная, кашляла и чихала. Сейчас такого уже нет, к счастью. Теперь это цивилизованный приют, который существует на частные пожертвования, животные там в безопасности. Новым хозяевам выдают всех стерилизованными, с паспортом прививок, с поддержкой кинологов, зоопсихологов, ветеринаров. Еще у нас есть кошка Клёпа, ее мы подобрали в Сочи, когда отдыхали семьей. Она пришла под дверь гостиницы, пришлось увозить с собой.

– Лена, а ваши животные как появились? Они тоже приютские?

Елена Берлин: Да, у нас живут приютские кот и кошка. Кто-то подобрал сразу много кошек с дачного участка и принес в приют. И среди них наш будущий кот был самым больным и несчастным, в него стреляли из дробовика, до конца всю дробь вытащить так и не удалось. А кошка была молодая и здоровая и ухаживала за ним. Поэтому их хотели отдать вместе, но такая парочка никому была не нужна, а нам очень понравился именно кот, и мы взяли кошку «в нагрузку». Сначала их звали Яша и Яся, но они не откликались, поэтому теперь это просто Кот и Кошка.

– Какие у вас планы, кроме долгожданной эмалированной посуды?

Юлия Шарапова: Мы попробовали сотрудничество с еще одним художником и скоро выпустим цветную серию. Хотя посуда уже в производстве, мы пока ее не показываем, потому что несколько раз нам портили целые партии. Не хочется рисковать и анонсировать заранее. Что касается ближайших мероприятий, то будем обязательно на осеннем фестивале Red Market. Планируем как раз там представить новую цветную посуду. А эмалированная серия появится к Новому году, это будет подарочная коллекция в мешочках с открытками. Такие вот планы.

Беседовала Анна Офицерова, фото Юлии Шараповой и Елены Берлин

На охрану и учет пермского снега выделено 2,5 миллиона рублей
Деньги сегодня, в 18:41

Конкурсные процедуры по мониторингу рынка на услуги, связанные с организацией уборки снега будущей зимой, объявило 14 августа 2020 года муниципальное унитарное предприятие «Полигон». Суммарная стоимость обоих тендеров – почти 2 миллиона 496 тысяч рублей.

Первый подряд стартовой ценой в 515 тысяч рублей касается учета и контроля объемов снега и снежно-ледовых масс, собранных на территории столицы Прикамья. Более дорогой второй – на их охрану. Сроки выполнения работ, согласно документации, с 15 октября 2020-го по 15 мая 2021-го.

В технических заданиях указаны три снегосвалки: в правобережной части Ленинского района между улицами Спешилова, Борцов Революции и Маршала Жукова, в Свердловском районе – на улице Братской, и в Индустриальном – напротив поворота с Промышленной на Гамовский тракт.

На каждом объекте будут круглосуточно и ежедневно дежурить по два охранника: им предстоит обеспечивать контрольно-пропускной режим, поддерживать общественный порядок и предотвращать хищения. Для этого снегохранителям выдадут резиновые палки и наручники. 

В Перми задержали районного прокурора
ЧП и криминал сегодня, в 18:41
Фото: Яндекс.Карты

Сотрудники ФСБ и СКР по Пермскому краю задержали прокурора Индустриального района Перми Сергея Мурая, пишет «Ъ-Прикамье» со ссылкой на собственные источники.

Согласно одной из версий, Мурай был задержан в рамках уголовного дела, по которому проходит обвиняемым бывший руководитель прикамских судебных приставов Игорь Кожевников. Его обвиняют в нескольких эпизодах взяточничества.

Сергей Мурай работает в органах прокуратуры с 2000 года. Он был прокурором Ильинского района Прикамья, позднее занял пост прокурора Мотовилихинского района Перми, а в 2013 году стал прокурором Индустриального района краевой столицы.

Следователи в Прикамье возбудили уголовное дело после пропажи подростка
ЧП и криминал сегодня, в 18:31

Почти три недели 17-летнего пермяка ищут сотрудники следственного комитета СУ СКР по Пермскому краю, МЧС, Росгвардия, полиция и волонтеры.

Родители 17-летнего Евгения Янковского обратились в полицию после того, как их сын вышел из дома на улице Целинной в магазин за продуктами и не вернулся. С 26 июля его поисками занимаются не только сотрудники спецслужб, но и волонтеры. 

В начале августа поисковый отряд им. Ирины Бухановой сообщал, что им необходима помощь охотников и лесников с собаками, тогда подростка пытались найти в районе деревни Бобки, где его видели в последний раз.

В следственном отделе по Мотовилихинскому району СУ СКР по Пермскому краю рассказали «В курсе.ру», что сейчас проводятся вне необходимые следственные и процессуальные действия. У пропавшего были изъяты ноутбук и зубная щетка, назначена судебно молекулярно-генетическая экспертиза для установления генотипа Янковского (используется правоохранительными органами для установления личности человека, прим. ред.).

— По факту без вести пропавшего несовершеннолетнего возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного ч.1. ст. 105 УК РФ («Убийство»), которое расследуется в следственном отделе по Мотовилихинскому району СУ СКР по Пермскому краю. Ранее ребенок не уходил из дома, а семья по месту жительства характеризуется удовлетворительно несмотря на то, что проживают раздельно, — прокомментировал порталу следователь СУ СКР по Пермскому краю Илья Ястребов.

По версии следствия, при ребенке должны находиться телефон, сим-карты, карты памяти, жесткие диски от электронных носителей.

В связи с тем, что с момента бесследного исчезновения прошло достаточно много времени и местонахождение подростка до сих пор не установлено, правоохранительные органы обращаются к жителям Пермского края с просьбой оказать максимальное содействие в поисках несовершеннолетнего. Если вы видели Евгения или знаете, где он находится — просьба обратиться в ближайший отдел полиции или позвонить по номеру 02. 

Евгений Я..jpg

Напомним, Евгений был одет в белую футболку, светло-серые джинсы и темные кроссовки. На вид ему 16-17 лет, худощавого телосложения, рост 182 см, глаза серо-голубые, волосы светло-русые. Особая примета — родимое пятно розового цвета на затылке.

+ Читать еще
Яндекс.Метрика