Превратил детскую мечту бизнес. Пермяк основал собственную компанию по производству дронов

Деньги 10 июня 2019, 12:52
Фото: личный архив Ильи Липина

Компания «Беспилотные авиационные системы», известная также как проект fpv, разрабатывает дроны и занимается аэросъемкой по всей России. Результаты съемок используются в картографии и геодезии. Илья Липин – технический директор и один из основателей «Беспилотных авиационных систем», рассказал, какое увлечение привело его к тому, чем он занимается сейчас, как в его жизни появился бизнес-инкубатор и сколько нужно для старта.

– Илья, как расшифровывается аббревиатура вашего проекта fpv.perm?

– Тут на самом деле расшифровывается даже не проект, а торговая марка, правильнее даже назвать лейбл. fpv.perm расшифровывается как «от первого лица» (с англ. first person view). Изначально мы начали снимать Пермь от первого лица с помощью фото- и видео-полетов, даже не с мультикоптеров, а с радиоуправляемых, специально подготовленных самолетиков. Все мы это делали от первого лица и так название и сложилось. Это неофициальное название. Сейчас официально компания называется «Беспилотные авиационные системы», занимаемся мы разработкой техники и оборудования для дронов, для воздушных финтов, композитных корпусов для всевозможной летающей техники, и собственно самих аппаратов для съемки с воздуха.

У меня еще в детстве была идея создавать технику, которая полетела бы как можно выше и дальше в воздух, в идеале вообще в космос. Но рос я в 90-е годы, всем этим невозможно было заниматься серьезно, потому что уровень техники для таких полетов, съемок с воздуха просто отсутствовал. Нельзя было взять и купить оборудование, чтобы сделать свой дрон или самолетик.

Неожиданно в 2011-2012 году я стал интересоваться этой сферой как любитель, создавал какие-то аппараты, которые начали летать, снимать. Первые съемки Перми с воздуха я сделал в 2011 году. С тех пор это постепенно технически развивалось и в какой-то момент стало приносить какую-то минимальную отдачу. Еще пару лет назад затраты на технику, съемки, полеты были больше, чем те деньги, что они приносили.

Оборудование, которое мы разрабатываем, позволяет гарантировано выполнять результаты в технических областях. Это востребовано везде, где необходимо точное измерение земли.


Фото: личный архив Ильи Липина

Как все начиналось

– То есть, вы сами разрабатываете дроны?

– Да. Сами для себя разрабатываем, сами их используем.

– Какие вообще направления есть в работе вашей компании?

– У нас три направления работы. Первое – разработка техники для специализированных, технических съемок: для задач вроде геодезии и картографии. Наше оборудование позволяет выполнять такие работы более дешево, качественно и быстро, соответственно с меньшими затратами, особенно первоначальными, так как они не стоят миллионы.

Второе – выполнение работ, связанных со съемкой с воздуха, построение цифровых моделей местности, рельефа, обработка данных для различных областей деятельности, например, для лесного хозяйства.

Третье направление – обучение. Оно возникло пару лет назад и оказалось востребовано в профессиональной среде и многие люди хотят уметь пользоваться техникой для съемок, чтобы получать, обрабатывать и интерпретировать данные. Идет процесс формализации всех этих знаний в виде учебника или методических материалов. Пока это, к сожалению, только отдельные статьи, которые позволяют узнать, как управлять, запускать, правильно эксплуатировать технику, получать правильные корректные данные и потом эти данные обрабатывать.

– Что подтолкнуло вас к организации бизнеса?

– Любой человек, если он умеет что-то делать, даже если он любит это делать и ему это интересно, то, как ни странно, он хочет за это получать деньги, обеспечивать себя и свою семью. Хотя первопричина у меня – это интерес к области деятельности.

– Вы рассказывали, что всегда хотели создавать объекты, которые могли бы летать далеко, высоко, возможно даже в космос, а есть какая-то история, связанная с тем, как началось ваше увлечение?

– Могу рассказать историю о том, как я познакомился с моим другом, напарником по увлечению, съемкам, развитию, разработке техники. Получилось все случайно. Тогда я пытался построить радиоуправляемый самолет, который бы сам летал, возвращался домой и вот, приехал я один раз на поле, вышел, запустил его. Он кружочек сделал. Я проверил, как самолет работает. Смотрю, с этого же поля, которое находится у нас за микрорайоном Грибоедовский, летит еще один самолетик. И вот подъехал я к машине, которая стоит на поле и мой товарищ Алексей, который там находился, говорит, что тоже их запускает. То есть, мы делали одно и то же в одном и том же месте с ним случайно совершенно и дальше начали наше увлекательное исследование техники, которое используется для полетов.

– Каким был ваш первоначальный капитал?

– Когда проект еще не стал бизнесом, а был скорее любительским делом, я записывал затраты на разработку оборудования для фото и видео съемки. За первые 3 года затраты превысили 15 тысяч долларов (тогда все закупалось в основном на зарубежных сайтах). К моменту выхода на самоокупаемость вложения составили около 2 миллионов рублей.


Фото: личный архив Ильи Липина

О деньгах и конкуренции

– А сколько денег другие инвестировали в ваш проект?

– Наша компания выиграла грант фонда Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере) на 1,5 миллиона рублей. Эти деньги как раз были потрачены на приобретение оборудования, зарплату и то, что было истрачено на исследования. Это, наверное, самая основная инвестиция и государственная поддержка, которая была в нашей деятельности, а на остальные проекты деньги тратятся из собственных средств.

– Как быстро вы вышли на окупаемость?

– Уже 1,5 года как вышли на окупаемость, в первую очередь за счет выполнения работ, связанных с геодезией, картографией и съемкой для специализированных задач.

– Высокая ли конкуренция в сфере вашей деятельности?

– Безусловно, она есть. Мы конкурируем с большими российскими и зарубежными компаниями, которые поставляют в Россию беспилотную технику, которые разрабатывают и производят технику достаточно большими сериями, сотнями экземпляров. Мы производим единицы и используем единицы, но у нас оборудование и техника построена на открытых решениях, открытом программном обеспечении. Это наше главное конкурентное преимущество относительно большинства других разработчиков.

Наши покупатели не привязаны к производителю техники. Они могут сами ее использовать так, как посчитают нужным, без ограничений, дополнительно налагаемых производителем. А они могут быть достаточно серьезными. Во-первых, чтобы пользователи техники с ним же не конкурировали. Открытое программное обеспечение, оно фактически впереди и позволяет наиболее качественно, наиболее полно выполнить все задачи и предоставляет больше возможностей с меньшими затратами, но при этом она может быть более сложна в освоении. Для этого у нас и проводятся курсы и обучение, выпускаются методические материалы.

– Расскажите о том, как вы участвовали в бизнес-инкубаторе?

– В бизнес-инкубатор я обратился по рекомендации пермского разработчика роботов, Олега Кивокурцева. Андрей Новиков, директор пермского бизнес-инкубатора, человек очень открытый, дружелюбный в плане взаимодействия с представителями бизнеса. А поскольку наш проект технологический, он очень подошел бизнес инкубатору. Мне предоставили место, осуществлялись консультации. Он организовывал много всевозможных встреч с возможными заказчиками. Какие-то сработали, какие-то нет. Серьезно помогло в выполнении заказов участие в выставках. Так что мы на территории бизнес-инкубатора и сейчас находимся, и развиваемся под его крылом.

– Вы высоко оцениваете эту площадку для реализации собственного бизнеса?

– Да, высоко оцениваю. По сути это такая мастерская, площадка, на которой можно встречаться с заказчиками, показывать продукт, устанавливать контакты, плюс постоянные консультации, которые нам даются регулярно и непрерывно.


Фото: личный архив Ильи Липина

– Каким критериям нужно отвечать, чтобы попасть с проектом в бизнес-инкубатор?

– У нас это был технологический критерий. Мы разрабатывали технически сложные вещи. Помощь, которая оказывается бизнес инкубатором, разная, но мы попали именно под этот критерий. Бизнес-инкубатор – это муниципальное учреждение, оно оказывает в первую очередь консультационные услуги. Любой желающий, у которого есть какие-то идеи, или который уже является предпринимателем, может получить консультацию. Для начинающих или технологических стартапов, как у нас, есть возможность разместиться на территории инкубатора, получить его адрес.

– Участие в бизнес-инкубаторе платное?

– Большей частью бесплатное, есть какие-то платные моменты. Все, что связано с консультациями, взаимодействием и размещением, происходит бесплатно.

– С какими рисками сталкивается начинающий бизнесмен и как их избежать?

– Специфика именно нашего бизнеса заключалась в том, что это новые технологии. С одной стороны конкуренции мало (новые технологии позволяют съемкой с воздуха оптимизировать работы связанные с геодезией, картографией, заменить спутниковую съемку и большую часть наземных работ, позволяет получить быстрый, наглядный и точный результат). С другой стороны это не сложившаяся практика. Еще пять лет назад очень сложно было доказать заказчикам, что они с этими результатами съемки сэкономят силы и время, средства. Сейчас это уже стандартный пункт в сфере геодезии и картографии и соответственно появилось больше конкурентов. Большой риск был также связан с недобросовестностью заказчиков. Мой совет – не опускать руки, брать и делать, доводить до конца. Нужно каждый раз пробовать что-то новое, совершенствоваться.

– Что вы посоветуете тем, кто планирует начать свой бизнес?

– Если вы все-таки решили, что ваша задумка, ваше дело может вас как минимум кормить, то прежде чем бросать работу, сделайте так, чтобы ваша вторая работа, хобби приносила как минимум столько же, тогда об этом можно задуматься.

– Как на начальном этапе понять, получится что-то из этого или нет?

– Никак. Гарантий никаких нет. Нужно брать и делать. Сначала просто сделать. Потом попытаться понять, как это может выполнять задачи других людей, за реализацию которых они готовы заплатить деньги. Мой путь был такой. Можно идти от обратного, наверное. И более правильный, скорее всего, путь от обратного. Есть задача, за которую люди платят деньги – давайте думать, как ее решить. В моем случае было наоборот. Сначала была технология, оборудование, но это не совсем бизнес-подход. Это подход скорее технологический, но, тем не менее, он себя оправдал.

Евгения Головчук

The Guardian опубликовал снимки из пермской глубинки
Жизнь сегодня, в 19:27

Фотографии пермской глубинки сделал фотограф Джон Питер Аскью (0+). Работа велась в период с 1996 по 2017 годы.

Фотографии опубликованы под заголовком «На краю: жизнь в самом восточном городе Европы - в картинках». Джон Аскью впервые прибыл в Пермь в 1996 году и с тех пор регулярно останавливался в гостях у семьи Чулаковых. Фотохудожник фиксировал обыденную жизнь и природу Пермского края, сообщает ИА «Текст» со ссылкой на The Guardian.


Фото: Джон Аскью, The Guardian

Поездки английского фотографа в Пермь проходила в рамках работы по исследованию состояния современной Европы. Работы Джона Аскью были объединены в книгу под названием We («Мы»), которая вышла в свет в Великобритании в 2019 году.


Фото: Джон Аскью, The Guardian

Бабушка стала порнозвездой, чтобы прокормить семерых внуков
сегодня, в 18:48
Фото: из открытых источников

Женщина не стесняется своей работы и не боится, что ее наследники узнают о карьере в фильмах для взрослых.

58-летняя Эмми Робертс из Испании стала веб-кам моделью, чтобы обеспечить себя, мужа и своих семерых внуков. Бабушка работает семь дней в неделю и иногда успевает сниматься в порнофильмах. Съемки, к слову, она устраивает у себя на дому.

Муж порноактрисы жалеет, что по состоянию здоровья не может работать и все тяготы заработка тащит на себе его любимая жена. Тем не менее, в интервью телеканалу Channel 5 Робертс сказала, что наслаждается своей работой.

Эмми заявляет, что ее тело нравится молодым мужчинам за то, что она не похожа на куклу «Барби» и за солидный возраст. Женщина считает, что секс — неотъемлемая часть жизни и ей не будет стыдно, если внуки узнают о ее работе.

«Эвакуируйтесь сами». В Перми вся деревня живет без газа
Жизнь сегодня, в 18:44
Фото: "В курсе.ру"

В семье Елены Пикаловой трое детей, муж и свекор со второй группой инвалидности. Все они живут буквально на «пороховой бочке» — из-за отсутствия газопровода, они используют газовые баллоны, чтобы согреться. По всей деревне 115 домов находятся в такой же ситуации, но никто ничего не предпринимает.

Семье Елены Пикаловой из деревни Субботино в Индустриальном районе Перми приходится каждый день подвергать себя опасности. В ее доме и у 115 соседних не проведен газ, поэтому им необходимо отапливать помещение с помощью газовых баллонов, которые могут в любой момент взорваться.

Фото: «В курсе.ру»

— Стоят они буквально рядом с плитой, только стена разделяет. По технике безопасности, их нужно поместить на улицу в железные ящики, но в мороз они застынут, и мы останемся без отопления. И так вся деревня живет, — рассказывает Елена корреспонденту «В курсе.ру».

Стабильно раз в месяц сын Елены и ее муж покупают баллоны на ближайшей заправке, бывали случаи, когда ей самой приходилось ехать туда с грудным ребенком и собственными силами таскать тяжелые баллоны.

Фото: «В курсе.ру»

— Видели бы вы эту картину, на заправке ведь даже никто не помогает.

Самый сложный период для семьи Пикаловых — зима. Топить котел они начинают в сентябре, и только в июне могут отключить — за этот период они сжигают более 10 кубов дров, затрачивая порядка 30 тысяч рублей за их перевозку на ломовозе. При этом, даже в плохую погоду летом им приходится вновь затапливать котел.

Фото: «В курсе.ру»

— В котел надо заливать специальную жидкость, но мы финансово не потянем, поэтому берем обычную воду. При этом нам каждые полтора-два часа нужно ее заменять, иначе все застынет и придется бегать с феном и прогревать трубы. Сами понимаете, что если ночью мы проспим этот момент, то без тепла останемся.

Елена вспоминает, что из-за сложностей с газовым оборудованием в их доме однажды случился пожар. Из-за небольшой искры вечером вспыхнуло помещение, благо, семья Пикаловых пока не спала.

Фото: «В курсе.ру»

— Очень опасно и страшно жить. На дворе был мороз -30 градусов, а пожарные нам сказали: «Эвакуируйтесь сами, газовые баллоны выносите тоже сами», представляете?

Частое использование ускоряет износ котла, поэтому ежегодно семье приходится чинить его, заново переваривать. Однако за 2019 год он так сильно обветшал, что они задумали покупку нового. Только вот заплатить за это придется не меньше 100 тысяч рублей.

С заменой несправных газовых баллонов тоже не все так просто: если они пропускают газ, что бывает нередко, нужно вызывать пожарных. Но до тех пор, пока они не составят акт, можно только смириться с утечкой. В этой ситуации хорошо только то, что баллоны на замену предоставят бесплатно.

Фото: «В курсе.ру»

Жаловаться в администрацию района бесполезно — местные жители говорят, что на каждую просьбу принять меры приходят «отписки» с просьбой указать меньшее количество проблемных домов.

Ранее депутат Пермской Городской думы Сергей Захаров сообщил ИА «Местное время», что к 2020-2021 году провести в деревне газопровод, а также установить еще один мусорный бак к 5 июля этого года. Однако цены за подключение газа будет устанавливать компания, которая его проводит, поэтому каждой семье установка обойдется в 150-200 тысяч рублей.

+ Читать еще
Яндекс.Метрика