Агабек Мамедов остался за решёткой

Пермский краевой суд оставил без изменения приговор в отношении Агабека Мамедова, который ранее был признан виновным в том, что в 2005 году он насмерть сбил на пешеходном переходе 12-летнего Рината Юртаева, и приговорён к 3 годам 3 месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

Заседание проходило в открытом режиме под председательством судьи Людмилы Гагариной, осуждённый в этот момент находился в пермском СИЗО №1, присутствуя на заседании при помощи онлайн-трансляции.

  В своём ходатайстве сторона защиты жаловалась на слишком суровый приговор, отметив, что суд не учёл все смягчающие обстоятельства, среди которых адвокат Виктор Курикалов назвал тот факт, что Агабек Мамедов сдался полиции добровольно, а преступление было совершено им по неосторожности. Пропажу Мамедова на семь лет он объяснил нападками со стороны СМИ и общественности. В связи с чем он попросил заменить реальное заключение на отбывание в колонии-поселении. Кроме того, адвокат попросил судью отменить решение суда о выплате пострадавшей стороне, которой ранее был признан брат-близнец Рината — Алхат Юртаев, уже достигший совершеннолетия, одного млн рублей в связи с тем, что ранее родители отказались от гражданского иска, представляя в том числе его интересы.

Агабек Мамедов попросил судью не смотреть на него «со стороны потерпевшей стороны и прокуратуры»

Обращаясь к суду, Агабек Мамедов попросил судью рассмотреть дело объективно, «глядя на него не со стороны потерпевшей стороны и прокуратуры, а беспристрастного судьи».

Потерпевшая сторона — Алхат Юртаев и его представитель Галина Акмузина, напротив, требовали максимально допустимого наказания —  5 лет лишения свободы. По мнению госпожи Акмурзиной, судья Игорь Челомбицкий вынес слишком мягкий приговор в связи с тем, что Агабек Мамедов, совершив преступление, преследовал семью Юртаевых, а также оспаривая его плохое состояние здоровья.

В ходе судебного заседания Виктор Курикалов ходатайствовал о том, чтобы рассмотрение апелляционных жалоб проходило в закрытом режиме —  без участия в нём представителей СМИ. «Я считаю, что пресса просто в этом процессе не нужна, она оказывает давление на суд. Лучше бы они уличные происшествия снимали, чем сидеть в судах и следить за каждым шагом по моему делу», — согласился с адвокатом Агабек Мамедов. Однако против этого выступили потерпевшая сторона и представитель прокуратуры Максим Денисов, с их позицией согласилась судья: «Это открытый процесс, до его начала ходатайств о том, чтобы он проходил в закрытом режиме, ни от одной из сторон не поступало».

  Следом Курикалов ходатайствовал о приложении к материалам дела копии свидетельства о рождении, паспорта младшего сына жены Мамедова Али, «которого он воспитывает как родного» и  находится у него на иждивении. Несмотря на протест Галины Акмурзиной и прокурора, судья удовлетворила ходатайство защитника.

Позиция потерпевшей стороны неизменна
Мамедов должен сидеть в тюрьме

Так как в ходе судебного процесса ни одна из сторон не стала оспаривать доказательства, выявленные судом, то участники перешли к прениям.

Галина Акмурзина:

 Считаю, что наши требования следует удовлетворить и назначить Агабеку Мамедову максимальный срок. Никакого раскаяния не было. Также нельзя считать смягчающим обстоятельством то, что у него есть больные родственники, потому как он не работал, не обеспечивал их и последние годы находился на иждивении у матери. В решении Дзержинского районного суда не учтено в качестве отягчающих обстоятельств тот факт, что подсудимый скрывался на протяжении семи лет. В материалах также отсутствуют доказательства того, что он пытался оказать помощь сбитому ребенку. В целом считаю решение второй инстанции законным и обоснованным, но считаю, что оно требует ужесточения
— —  были применены все, какие надо и не надо, смягчающие обстоятельства.

Следом слово дали Агабеку Мамедову. Если в ходе судебного заседания в октябре он демонстрировал стыд и смиренность, тот в этот раз позволил себе нападки на потерпевшую сторону.

Агабек Мамедов:

 Представитель потерпевшей стороны говорит, что я находился в Перми, в то время как мои родственники находились в Казахстане, то как я с ними общался? Даже находясь в Америке, я держал руку на пульсе, полностью финансово и материально поддерживал свою семью. Если представителю потерпевшей стороны незнакома такая ситуация, значит, у нее нет любящего сына. Нет, всё это время я находился в Казахстане со своей семьей, с моей мамой, которая для меня всё.


Еще тогда, в 2005 году, я предлагал свою помощь пострадавшей стороне. Я предлагал им деньги, машину, квартиру. Рафаэль (отец Рината и Алхата

 прим.) сначала согласился, но потом отказался от всего, решив, что я отдам дедушке деньги, а он их потом заберёт у него и посадит меня на максимальный срок. Вы просто не знаете ничего! А в чём меня только не обвиняли! Спустит у них колесо
они пишут заявление, что я им его проткнул. Сгорел забор
 пишут, что я сжёг их дом.

 Я должен быть со своей семьёй, обеспечивать её? Почему ко мне такое отношение? Со мной здесь сидят люди, которые совершили ДТП, будучи пьяными, и даже им дают 2-3 года колонии-поселения! Почему? Может, это потому, что я Мамедов? Я уже решил  — отсижу свое и сменю фамилию на Челомбицкий или Маслохутдинов (прокурор Дзержинского района, выступал гособвинителем – прим).

Адвокат Курикалов: Монстра и беглеца из Мамедова сделали СМИ

Выступление адвоката Курикалова, которое, по его словам, в первую очередь было адресовано журналистам, тоже было эмоциональным. Он заявил, что СМИ и общественность намерено «заклевали» его подзащитного, что в итоге привело к тому, что он уехал из страны. Он напомнил, что если судом были учтены смягчающие показания, то наказание не может составлять 2/3 от максимального, а также напомнил о юридической практике, согласно которой обычно виновники ДТП отбывают наказание в колонии-поселении.

Максим Денисов отметил, что не может поддержать ни одну из сторон и выразил позицию прокуратуры, ранее озвученную Зуфаром Маслохутдиновым, —  оставить приговор без изменений. После недолгого пребывания в совещательной комнате судья озвучила именно такое решение.

  Также в отношении Агабека Мамедова расследуется уголовное дело по факту подброса наркотиков и патронов в машину Рафаэля Юртаева, отца погибшего Рината. Ранее по этому делу был приговорён к трём годам колонии-поселения Алага Агаев —  начальник криминальной полиции Пермского района. Его адвокатам удалось снять все пункты обвинения, кроме «превышения должностных полномочий». Как стало известно «В курсе.ру», до конца этого года дело будет передано в суд.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости