Свобода слова – как беременность

Или она есть, или ее нет. И я с глубоким уважением отношусь к французам за то, что это для них — аксиома. Для них расстрел журналистов «Шарли» — это не просто теракт. Это стремление убить свободу слова. Обсуждение темы «журналисты перегнули палку» для людей, которые чтят свободу слова, я полагаю просто невозможной.

Журналист имеет право на любую точку зрения. Если в озвучивании этой точки зрения он нарушает закон, то по закону, четко написанному, он должен отвечать. Если же кому-то не нравится то, что пишет или говорит журналист, то пусть недовольный не читает конкретную газету, не смотрит и не слушает конкретный эфир. Не говоря о том, что никто не мешает публиковать противоположную точку зрения.

…Я просто оглушена ироничной реакцией читателей: мол-де, как бы не так! Но, господа, мы говорим сегодня о французском СМИ и о его читателях, потому что они понимают свободу слова априори как одно из основополагающих норм права, как одно из главнейших прав и свобод человека. И не надо приписывать к этому «чувства верующих». Потому что если по этой дороге пойти, любой христианин должен быть оскорблен в своих чувствах при словах «Аллах акбар!», а каждый мусульманин должен хвататься за автомат при утверждении о том, что «нет ни эллина, ни иудея, но в каждом — Христос». 

Что касается карикатур на пророков, то позволю спросить: а спектакль «Сотворение мира» театра Сергея Образцова — это не карикатура на Бога Отца христиан, а заодно и на единого Бога иудеев? Боккаччо — это не карикатура на католических священников? И если бы мне природа дала достаточно таланта, я бы уже давным-давно написала памфлет на отца Чаплина, потому что дай ему волю, он бы запретил «Мастера и Маргариту» уже в школьной программе.

В цивилизованном обществе верующие с этими своими чувствами должны идти в суд и все должны подчиняться его решениям. Другого пути нет. А у светского государства должны быть незыблемые принципы, главный из которых — отделение церкви от государства и школы —  от церкви. И я с тревогой приняла известие о том, что российские мусульмане получили право на фотографию на паспорт в хиджабе. О школьном скандале по этому поводу я уже не говорю. А что касается Парижа, то он город мусульманский чем дальше, тем больше. И дело не в конфессии. А в традициях той бытовой культуры, которые в итоге угробят этот центр европейской культуры. Демократическая Европа долго маялась от комплекса вины времен колониализма, французы — особенно перед Алжиром. В итоге бывшие порабощенные народы с удовольствием приняли гражданство, пособия и иные европейские блага, но ничего в своей жизни в большинстве своем не желают менять. В итоге база терроризма в Европе безгранична. 

  А те же французы теперь в сомнениях: отдавать или не отдавать России «Мистрали»? Канцлер Германии рассуждает о том, что санкции против России можно отменить, если не будет оснований, из-за которых они возникли. Это что? Крым отдать?.. И по сути, Европа втягивает себя в войну на два фронта: экономическую — с Россией, и с исламским фундаментализмом на каждом европейском углу. 

И в этой второй войне началась новая волна экспансии: террористы фактически официально объявили Европе войну, войну базовым европейским принципам культуры и права. Войну свободе слова. И это гораздо серьезнее, чем мы думаем.

Ирина Колущинская

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости