Дарья Вершинина о первых женщинах-политиках

Историк Дарья Вершинина рассказала «Пермской трибуне» о том, почему до сих пор существует гендерное неравенство, о первых женщинах-политиках и о будущем феминизма в России.

Причины неравенства

Традиционно политологи выделяют несколько факторов «недопредставленности» женщин в политике. Это и барьеры, существующие на пути женщин в политику (к примеру, партии охотнее включают в первые имена партийных списков мужчин, а не женщин), и, что мне кажется более важным, неготовность самих «представительниц слабого пола» участвовать в политическом процессе. Из социологии нам известно, что результатом социализации становится не просто знакомство человека с нормами (и стереотипами), но и присвоение их как собственных установок. Если медийное пространство активно представляет нам идеи традиционного разделения полов (мужчина — добытчик, женщина — домохозяйка), трудно ожидать, что женщины вдруг ринутся в политику.

Женщинам мешает и то, что воспитание детей, ведение домашнего хозяйства целиком оставлено именно на них. В отличие от стран Северной Европы, где, к примеру, развивается идея двойного родительства и активного подключения пап к воспитанию малышей. В России женщина по факту вынуждена выбирать между карьерой и счастливым материнством.

Первые «железные леди»

Политики появляются тогда, когда есть публичная сфера. То есть до предоставления хотя бы части населения политических прав говорить не только о женщинах-политиках, но и о мужчинах-политиках по большому счёту не приходится. В соответствии с такой логикой женщин в политике мы можем увидеть лишь в XX столетии.

Если же под политиками подразумевать государственных деятелей или тех, кто участвовал в тех или иных движениях, то тогда, конечно, фокус нашего внимания сдвинется по ленте времени, к примеру, в XV век, где мы находим фигуру вдовы новгородского посадника Марфы Борецкой, или во времена царевны Софьи, которая добилась регентства при двух братьях-царях в 1682 году. В этом плане женщины участвовали в политике, когда выступали против церковного раскола (вспомните боярыню Морозову), или отправлялись за своими ссыльными мужьями в Сибирь (жёны декабристов), или участвовали в народническом движении и устраивали террористические акты (Вера Засулич, Софья Перовская).

Говорить только об опосредованном участии женщин в политике (через мужей, отцов) до получения права голоса всё-таки нельзя; просто их активность не носила чисто политический характер (ведь в условиях самодержавного государства таких возможностей не было ни у кого). В XIX
веке женщины включались в жизнь страны в сложные моменты: так, во время Крымской войны в России начала формироваться медсестринская служба. Первый опыт активности многие женщины получили через участие в благотворительной деятельности. Многие из них сталкивались также с недоступностью высшего образования и боролись за возможности обучения в университетах. И, кстати, в своих просьбах принять их в университеты молодые женщины чаще всего апеллировали к своему желанию помочь стране, сделать что-то полезное для нее. Это ли не говорит о высоком уровне политической сознательности дореволюционных российских женщин?

Существует миф, созданный большевиками и утверждающий, что именно они окончательно решили «женский вопрос» в России. В действительности впервые в мире абсолютно равное с мужчинами право избирать и быть избранным российским женщинам даровало Временное правительство князя Львова в июне 1917 года. Однако настоящая заслуга получения права голоса, на мой взгляд, принадлежит так называемым «равноправкам», то есть активисткам женского движения, боровшимся после 1905 года за уравнение мужчин и женщин в правах.

В советские годы были усыновлены квоты на представительство женщин в государственных и партийных органах. Несмотря на это, едва ли можно говорить о советских женщинах как о реальных субъектах, принимающих политические решения. Только Екатерина Фурцева смогла пробиться в высшие эшелоны власти. С другой стороны, женщины, как и мужчины, были жертвами политических репрессий в сталинский период (хотя и в меньшем количестве).

Декорация равноправия

В постсоветской России был период, когда идеи равенства полов и, соответственно, продвижения женщин в политику пользовались относительной поддержкой и лоббировались на федеральном уровне. Это происходило в середине 1990-х, но в начале XXI
века в условиях поворота к «традиционным ценностям» участие женщин в политике стало сводиться примерно к такой же декоративной функции, как это было и в СССР. В этом плане я сомневаюсь в самостоятельности фигур вроде депутатов Госдумы Елены Мизулиной или Ирины Яровой. Да и в целом в российском обществе сегодня царят настроения, не способствующие политической активности женщин, а общим местом стали сексистские комментарии и небезопасная для женщин окружающая их среда.

Судя по тому, что происходит в современной России, в ближайшее время нам не стоит ждать уравнения женщин и мужчин в правах. Скорее мы будем возвращаться к ценностям традиционного патриархального общества, в котором женщины выступают лишь объектами политического процесса. Возможности гендерного равенства во многом зависят от общей готовности реализовывать концепцию прав человека, которая на сегодняшний день признаётся чем-то, что навязывается нам западными странами.

Несмотря на это, женщинам стоит продолжать бороться за свои права. Даже в условиях непопулярности той или иной идеи, что называется, «камень воду точит». Видимость движения за право голоса когда-то впервые вывела вопрос о женском избирательном праве на авансцену политической жизни, так что введение темы гендерного неравенства в повестку дня, попытки показать, что есть разные точки зрения на женские роли и функции — это то, что не сегодня, так завтра окажется востребованным. Во всяком случае, мне очень хочется в это верить. И хотя пока феминизм является очень маргинализированным явлением, я думаю, что путь постепенного признания прав человека и ликвидации дискриминации (в том числе по признаку пола) неизбежен.

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости