Борьба с коррупцией как зеркало русской революции

Сколько месяцев прошло, а из памяти не идут слова, сказанные известным прокремлевским политтехнологом Олегом Матвейчевым у меня в интервью. Матвейчев неожиданно назвал борьбу с коррупцией вредом для государства. Он так и сказал: «Все разговоры о коррупции – это способы дестабилизации нашей внутриполитической системы» и утверждал: «Все разрушения во всех государствах происходили под флагом борьбы с коррупцией». И уж совсем меня поразило его резкое высказывание: «Поэтому всякий, кто борется с коррупцией, орет об этом и гнусит, — это прямой враг государства».

И все эти 4 месяца я думала над этой темой и, наконец, поняла: кремлевский технолог знает, что говорит. Нещадная борьба с коррупцией приводит к концу государства. Мне вспомнилось громкое коррупционное дело, которое расследовалось в период СССР следователями Гдляном и Ивановым. Дело еще называлось «хлопковым». Следователи изобличали приписки в хлопковой промышленности. В рамках расследования были арестованы, а некоторые из них приговорены в высшей мере наказания ряд высокопоставленных руководителей министерств, ведомств, партийная элита Союзных республик и даже зять Брежнева Чубаров.

Советское руководство на этом деле даже стремилось продемонстрировать всю широту борьбы с коррупцией в СССР. Следователи Гдлян и Иванов на пике этой популярности были избраны народными депутатами СССР. И вдруг неожиданно партийное руководство сворачивает борьбу с этим делом, а прославленных следователей обвиняют в использовании незаконных методов работы и даже исключают из прокуратуры. Вот, собственно, чем завершилось громкое коррупционное дело советского периода.

Дело в том, что в какой-то момент система поняла, что если эту борьбу не остановить вовремя, и она зайдет очень далеко, то и самого государства не будет. Многие исследователи этого дела приходят именно к такому выводу. Да и до распада СССР оставалось совсем чуть-чуть: «хлопковое дело» было закрыто в 1989 году. Но свою лепту, согласно логике данных исследователей, оно, безусловно, внесло, изрядно подточив столпы коррупции в Республиках, составлявших единое целое одной большой страны.

Возможно, исходя из логики того, что борьба с коррупцией способствует дестабилизации, о ней так много говорилось в разныз указах Ельцина. Страна жила еще в другом, почти советском формате, и ее надо было как-то расшевелить. Тогда коррупция называлась не иначе как одной из самых опасных угроз государства. А начальник Управления по борьбе с организованной коррупцией в 1998 году прямым текстом мне говорил в интервью о сращивании криминалитета с властью. О том, какая ОПГ контролирует какую стратегическую отрасль экономики региона.

Много раз аналогичный вопрос о сращивании криминалитета с властью за эти я пыталась адресовать разным полицейским начальникам. Но ответа не получала. В лучшем случае, речь шла об организованных группах, которые занимаются¸к примеру, квартирными кражами. А уж о контроле криминалитетом стратегических отраслей вопроса и вовсе не стояло. Генеральские чины как будто и не замечали этого вопроса вовсе. А что же случилось?

С упразднением УБОПов организованная преступность существовать-то не перестала. Но впечатление такое, что ее роль и значение как-то нарочито занижаются. А, может, у и не стоит задачи борьбы с коррупцией в «иваново-гдляновских» масштабах? Коррупционные дела, конечно, есть, но ни о каком сращивание криминалитета с властью никто не говорит. Но ведь молчать – не значит того, что процесса не существует. Что, собственно, явственно продемонстрировала Кущевка. А сколько их еще, таких кущевок? Кто-то знает?..

Так что же делать? Когда с одной стороны – угроза распада страны из-за борьбы с коррупцией, а, с другой – сама эта коррупция подрывает доверие к власти, а, значит, также создает угрозу государственным устоям. К тому же любой представитель Но любой представитель спецслужб вам скажет, что ни один терракт не совершается без использования коррупции. Матвейчев пишет, что нужно заниматься воспитанием чиновников: «Система заключается в том, что сначала ты занимаешься образованием человека, выращиваешь из него профессионала. Потом даешь ему максимальное количество полномочий, чтобы он мог проявить себя. И после того, как он смог себя проявить как профессионал и как честный человек, ты его награждаешь, говоришь: ты молодец, вот тебе повышение по службе»…

Предложение настолько верное, насколько и неосуществимое. Можно и нужно выращивать чиновников. Но что делать то сейчас? Да и кто станет выращивать честных госслужащих, если парадигма госслужбы давно поменялась. Обучаем себе подобных. В общем, вопросов много, но проблема остается, причем гигантская. По некоторым оценкам , ТАК в России еще не воровали никогда.

И вот тут мы подходим опять-таки к сакральному ваянию ума наших блистательных политических технологов. На самом деле, они придумали специльные акции и программы, которые транслируются на всю страну. Вот, например, Госдума что-то заявила о необходимости с целью профилактики коррупции устраивать высокопоставленным чиновникам в регионах экскурсии в колонии и тюрьмы: дескать, посмотрели, как там плохо и сразу о тут же перестали воровать. И – тут же на одном из ведущих телеканалов страны – большой сюжет, о том, как губернатор Магаданской области, якобы первым откликнувшийся на данную инициативу, поехал в колонию. Прошелся по баракам, даже поел суп из тюремной миски. И вроде все весело, даже играючи, но даже с экрана не удалось скрыть перекошенное лицо главы региона, когда он засовывал в свой рот тюремную ложку.

Или вот еще. Модно стало всех чиновников проверять на «детекторе лжи». Иные грозные, и не вооруженным взглядом – постановочные сюжеты восклицают: «Что же будет с теми чиновниками, кто ослушался мэра и отказался проходить подобную проверку?» Выглядит это настолько безыскусно, что даже на кампанию против коррупции не тянет. Сытые чиновники, тюремная баланда, детектор лжи…. Бред! Что еще придумают технологи, чтобы якобы «обуздать» гидру коррупции?..

Да, есть еще отечественные сериалы, типа «Щит», где собрались неплохие, в принципе, ребята, которые карают убийц, отпущенных коррумпированными следователями. У них свой нелегкий быт, своя конспирация, з ними даже охотятся спецслужбы… Но что в итоге? А в итоге – все печально. Мира добра и справедливости не получается.

Я часто думаю: тот, кто придумывал подобный сериал, даже с целью «психологически разгрузить» электорат, недовольный «воровством и беспределом», то просчитывал ли он более широкое значение фильма? Ну например, что кто-то возьмет себе подобные «народные» методы борьбы на вооружение?.. Видимо, главное – решить сиюминутную задачу: сбить накал негатива у населения.

Остается точечная борьба силами правоохранительных структур. Почему точечная – да чтобы сохранить государство, как говорит Матвейчев. И даже в эти «точки» борьбы попадают такие «рыбы», как губернатор Хорошавин или замминистра Роман Панов.
Ну, не придумал наш народ иного пути. У моих знакомых полицейских есть такая поговорка: «Хорошие мысли придут в голову под конвоем». Только так, получается? Спасет? Надолго?Ибо вопрос борьбы с коррупцией действительно можно отнести к краеугольному камню любой революции, в том числе и русской.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «В курсе.ру | Новости Перми»
Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости