Андрей Колесников: чем больше информации, тем больше каши в голове

Очередным гостем «Клуба депутатов» стал известный журналист, политолог Андрей Колесников. Пермским парламентариям он рассказал о современном состоянии журналистки, влиянии интернета на распространение информации и о том, как в связи с этим изменилась культура чтения.

О самоцензуре

Журналист не является профессионалом, если он каким-либо образом участвует в цензуре. В настоящее время многие, к сожалению, занимаются самоцензурой. Эта ситуация существенным образом отличается от того, как было в СССР. Тогда основной задачей журналиста было обойти цензуру: писать эзоповым языком, находить темы, через которые можно свободно высказываться. Всё было направлено на то, чтобы обмануть систему. Сейчас многие журналисты, наоборот, думают о том, как в неё вписаться, как стать лояльным. На федеральном уровне осталось всего несколько островков независимой журналистики. Это, например, «Эхо Москвы», «Новая газета», журнал «The New Times» и ещё несколько сетевых СМИ.

О технологической революции

Сначала газеты стали вынуждены конкурировать с телевизором, который оказался быстрее, затем — с интернетом. А сейчас уже интернет-СМИ вынуждены конкурировать с социальными сетями, синхронизироваться с ними. То есть изменились способы доставки информации, стало больше информационного шума. Думаю, никогда уже не будет, как в советское время, когда властителями дум могли быть отдельные журналисты. Никогда больше не появятся главные редактора, сравнимые с Твардовским. И сейчас есть хорошие главреды, но они все теряются в информационном шуме.

Ещё одно важное изменение — скорость доставки информации. Новость ещё не закончена, но уже доставлена разными способами на дисплеи, её уже комментируют. И те, кто её получил, могут повлиять на то, чем она закончится. То есть у новости есть своя внутренняя драматургия. Потребитель информации иногда становится её носителем или источником. Информация становится агрегированной. Как сейчас говорят: «Мы прочитали об этом в интернете». Это крайне обидно профессиональным журналистам. Потому что информация, добытая потом и кровью, несколько раз перепроверенная, потом рассыпается по множеству источников, и уже невозможно найти корень новости.

О читателях

Несмотря на то что остаётся всё меньше независимых СМИ, правдивая информация всё равно просачивается на страницы газет, как песок сквозь пальцы. У людей есть возможность оценивать данные из разных источников. Другой разговор, что они с большей готовностью воспринимают информацию, обработанную пропагандой. И это уже вопрос к населению, готово оно быть гражданами или нет.

Я не могу сказать, что в России не стало культуры чтения, но она изменилась. Сейчас, пользуясь социальными сетями, люди могут получать намного больше информации, чем раньше. Но они смотрят там прогноз погоды, что-то касающееся эротических сюжетов, кино, но совершенно необязательно читают новости. Даже если они читают новости, не факт, что они умеют их правильно интерпретировать. Люди теряют способность обрабатывать информацию. Чем больше информации, тем больше каши в голове.

Кроме того, люди устали от разоблачений, им неинтересно. Они уже не так чувствительны к информации. Вспомним, например, что прослушка в штаб-квартире демократической партии «снесла» президента Никсона. Кого сейчас «снесёт» прослушка? Смешно даже об этом говорить.

О стратификации газет

Почти в каждой стране читатели выбирают ту или иную газету, исходя из своих взглядов. «The Guardian», например, для людей с левыми взглядами. «The New York Times», несмотря на то что это мировой бренд, всё равно больше для левоватых людей, которые скажут, что в конфликте Израиля и Палестины в большей степени правы палестинцы. А «Washington Post» для тех, кто категорически заявит, что правы израильтяне. То есть довольно жёсткое деление.

У нас такая стратификация тоже присутствует, но в несколько извращённом виде. Многое зависит от того, кто является хозяином газеты. Допустим, «Коммерсантъ» мог бы считаться газетой демократического толка в широком смысле слова, но видно по содержанию, по подаче информации, что газета становится более сдержанной, в плохом смысле сбалансированной. Потому что её владельцем является Алишер Усманов. Над ним есть известно кто, а под Усмановым есть управленцы, которым уже подчиняется главный редактор и журналисты. Но «Коммерсантъ» — это та машина, которая соблюдает журналистские стандарты.

У «Ведомостей» немного другая история, там посвободнее. Они пока остаются профессиональной газетой с точки зрения фактов. И очень демократичной, почти оппозиционной с точки зрения мнений и комментариев.

Газета «Известия» всегда была рупором либерализма старомодного образца. Потом она стала переходить из рук в руки, в том числе менялись редакционные коллективы. К сожалению, эта газета закончила тем, что если ты хочешь узнать, что вчера днём обсуждали на совещании у Володина, — открой утром газету «Известия».

Редакция «В курсе.ру»
Редакция «В курсе.ру»

Поделиться:

Последние новости